Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Categories:

La Clemenza, Дроттнингхольм

Дроттнингхольмский придворный театр - один из старейших театров Европы, часть резиденции шведских королей. Дроттнингхольм с его дворцом, театром и парками расположен на острове посреди озера Меларен в пригороде Стокгольма. Это прекрасный образец дворцово-парковой архитектуры XVIII века, этакий "Северный Версаль". Театр был построен в 1766 году и работает по сей день. Спектакли там идут, конечно, не ежедневно, но достаточно регулярно. Более того, в театре сохранилась в рабочем состоянии и используется до сих пор вся техника XVIII века, которая использовалась для смены декораций и создания сценических эффектов.

Постановка "Милосердия Тита", записанная для потомства на видео в 1987 году, очевидно, ставила перед собой цель дать зрителю возможность окунуться в XVIII век. Даже дирижёр и оркестр (который там располагается не в яме, а перед сценой) наряжены в камзолы и парики (!), не говоря уж о декорациях и костюмах на сцене. Судя по всему, этой же цели подчинена и актёрская игра певцов, иначе я не могу объяснить эти в высшей степени ненатуральные гримасы, размахивание руками и передвижение по сцене почти исключительно перебежками, громко топая по доскам своими высокими каблуками. Троица главных персонажей - Тит, Секст и Вителлия - при таком раскладе смотрятся не меньше, чем командой неврастеников, особенно Секст. Этого дёрганого придурка мне хотелось избавить от мучений уже после первого дуэта с Вителлией "Come ti piace imponi". А на важнейшей арии первого действия "Parto, parto" я чуть не заснула, хотя тут Сексту вообще-то полагается претерпевать Эпический Внутренний Конфликт. Но я зевала. Он действовал на меня усыпляюще.

Единственным, кто в плане игры мне более-менее понравился, был милый непосредственный Анний в симпатичном голубом камзоле. Он, по крайней мере, не метался туда-сюда, как ненормальный, не бухался на пол при каждом удобном случае и не строил таких жутких гримас в попытке изобразить накал эмоций, как это делал всю дорогу Секст, а потом и Тит с Вителлией - видимо, заразившись. Когда в кульминационной арии "Se all'impero, amici dei" император с видом вырывающего себе сердце Данко порвал на груди рубаху, я не выдержала и громко расхохоталась.

В музыкальном плане первое, что бросилось мне в уши и совсем не понравилось - очень быстрый темп. Дирижёр задал такую скорость, как будто опаздывал на самолёт, втиснув таким образом двухчасовую оперу не более чем в полтора часа. Из-за этого весь драматизм, присущий музыке Моцарта, пошёл просто нафиг. Режиссёрское решение никоим образом не оставлять на сцене менее четырёх человек, что бы там ни происходило, тоже вбило гвоздь в крышку гроба замечательной оперы. Представьте себе: приговорённый Секст стоит на коленях, поёт императору свою лебединую песню "Deh, per questo istante solo", а вокруг стоят гвардейцы в пудреных париках, Публий и кто-то ещё до кучи, и вся эта толпа слушает его страдания вместе с императором. Да у Секста язык бы отнялся, будь в этой сцене кто-либо ещё, кроме Тита. Это же сугубо интимный, личный, глубоко эмоциональный эпизод. Там не должно быть никого, кроме них двоих.

Вителлия - это отдельный разговор. Стерва стервой, как ей и положено, но стерва настолько, что внезапное раскаяние ни с того, ни с сего смотрится более чем странно. То она радостно улыбалась в предвкушении брачного венца, примеряя на себя фату и цветочки, и на приговорённого Секста ей было глубоко плевать, а тут она вдруг кидается эпически раскаиваться. "Не верю!" (с)

Император Тит из троих ведёт себя наиболее правдоподобно, хотя, конечно, рвать на груди рубаху - это уж слишком. И к Сексту он как-то слишком нехарактерно суров в сцене, предшествующей "Deh, per questo istante solo". Сначала, значит, он глубокочувственно заглядывал Сексту в глаза и говорил, что вот, он ещё ни слова не сказал, а я уже готов его простить, а теперь, когда Секст, весь в раскаянии, хватает его за полу халата и валяется в ногах, Тит только выдёргивает у него халат и равнодушно проходит мимо. Такое впечатление, что Секст поёт это ближайшей стене, а не Титу. Ещё одно "не верю".

Поют в целом нормально, но ничего выдающегося. Император на звуке "и" постоянно звучит как "е": не "severo", а "севиро" какое-то у него получается. Вителлии не хватает внушительности на нижних нотах, но у сопран в этой роли так нередко бывает, всё-таки там жуткая тесситура. Секст и Анний оба лёгкие меццо, мне нравятся голоса потемнее и пониже, но это дело вкуса.

Ну, а барочные картинки, конечно, красивые.

Его милосердное величество в компании Публия и Анния:


Анний и Сервилия, олицетворение счастливой и чистой любви:


Величество сильно переживает:


Величество пытается добиться от Секста вразумительного объяснения:


Анний и Сервилия просят Вителлию заступиться за Секста:


Император и Публий:


Хэппи-энд. Всем растроганно плакать.
Tags: clemenza, opera ramblings, записки оперного мозгоеда, обзоры
Subscribe

  • Есть работа для любителей оперы!

    У OperaHD открылась вакансия! Если вы любите оперу, умеете про неё писать, знаете, как работают соцсети, хотите общаться с артистами и…

  • Известная, но неизвестная музыка

    Зуб даю, вы все когда-нибудь слышали эту музыку, причём много раз и в разных случаях — но понятия не имели, как она называется. Просвещения пост! 1.…

  • (no subject)

    Свежие новости из России: - в России впервые в мире узаконили коррупцию; - запретили просветительскую деятельность без гослицензии, несмотря на все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments