Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Categories:

"Милосердие Тита": уберите отсюда Вителлию

Наконец-то скачалась искомая постановка одной из лучших опер Моцарта. Не думала, что одна и та же опера, одна и та же роль в исполнении *одной и той же актрисы* могут так по-разному интерпретироваться и восприниматься. Итак...

В. А. Моцарт
МИЛОСЕРДИЕ ТИТА
Иронически-комическая опера в двух действиях



Место и время действия: Безымянная Италоговорящая Страна, середина 1930-х годов.

Действующие лица:
ТИТ, душка-тенор. Обнять и плакать. Популярный и харизматичный предводитель военной хунты, однако очень тяготящийся своей должностью. Мягкосердечен и добродушен настолько, что вообще непонятно, как он на эту должность попал. По долгу службы носит мундир и брюки-галифе, но в свободное время предпочитает модные светлые костюмы. Любит быть благотворителем, шёлковые галстуки и Секста. То есть, сначала Секста, потом всё остальное.
СЕКСТ, себе на уме меццо-сопрано. Отвечает Титу взаимностью, но не гнушается эксплуатировать его благосклонность. Также явно что-то сильно должен Вителлии, потому что безропотно выполняет все её сволочные требования, даже те, что идут во вред Титу. Очень переживает из-за такой сложной ситуации и ходит с вечно виноватым выражением лица.
ВИТЕЛЛИЯ, стервозная сопрано. Хочет быть императрицей и готовится к этой должности путём третирования Секста и плетения заговоров. Любит себя, бриллианты и Стрррашно Отмщать. Отмороженная селёдка.
АННИЙ, положительное меццо-сопрано. Друг Секста, влюблённый в его сестру Сервилию. Своей живой мимикой и Большими Честными Глазами вносит элемент умиления в сюжет.
СЕРВИЛИЯ, милая сопрано. Сестра Секста, влюблённая в Анния. Особой роли не играет. Изредка красиво страдает, держась за руку Анния, или умоляет Вителлию заступиться за брата.
ПУБЛИЙ, бас. Начальник службы безопасности Тита, воплощение Долга и Ответственности. Терпеть не может Секста и мечтает втихую его удавить, считая, что такая сволочь такой фаворит угрожает безопасности как императора, так и всей страны.


МАССОВКА (офицеры в мундирах, господа в штатском, дамы в вечерних туалетах).

Тёмно-синим цветом выделены прямые цитаты из либретто.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена 1. СЕКСТ и ВИТЕЛЛИЯ выясняют отношения.

ВИТЕЛЛИЯ: Тит, этот негодяй, мерзавец, коварный изменщик, обещал жениться на мне и сделать меня императрицей, а сам выбрал какую-то Беренику, которая и на сцене-то ни разу не появляется! (капризно) Секст, я хочу, чтобы негодяй был убит до захода солнца!
СЕКСТ (про себя): Вот это запросы... (вслух) Вителлия, успокойся, послушай меня. Без Тита мир лишится радости, а мы - друга. Да он же мухи не обидит! Наверняка это какое-то недоразумение. Нельзя же так сразу лишать человека жизни... (про себя) О боги, ну зачем я с ней связался!
ВИТЕЛЛИЯ: Молчи, несчастный! Ты что, забыл наш договор?!

Входит АННИЙ.

ВИТЕЛЛИЯ (злобно): Что, стучаться уже не принято?
АННИЙ (просияв улыбкой): О, привет, Вителлия. Секст, дружище! Мы с Сервилией тут посоветовались и, это... Решили, в общем, пожениться. Ты, как её брат, одобряешь?
СЕКСТ: Конечно, о чём речь, я даже шафером буду. Только давайте вы поженитесь прямо сегодня, а то мало ли что может случиться... (косится на Вителлию)
АННИЙ: Секст, нельзя же быть таким пессимистом. Что там может случиться! Забей.

Сцена 2. Главная площадь. Балкон. На балконе гэбэшные морды офицеры охраны с Непреклонными Выражениями Лиц, на площади энтузиастическая МАССОВКА, ждущая выступления Вождя и Учителя. Выходит император ТИТ во френче и галифе, со скучающим выражением лица.

ТИТ: Друзья мои! Как я рад видеть вас всех здесь сегодня. Если вы по поводу извержения Везувия, то я уже вынес ему постановление прекратить извергаться и выделил пострадавшим областям гуманитарную помощь в размере... (смотрит в бумажку) 50% от стоимости моего третьего личного самолёта. Всё будет хорошо. А теперь идите, идите, я хочу поговорить с Секстом наедине. (замечает стоящего неподалёку АННИЯ) Ну, и с Аннием тоже.

Под суровыми взглядами охраны МАССОВКА исчезает в мгновение ока.

ТИТ (спустившись с балкона и подходя к СЕКСТУ): Ах, Секст, дорогой, тебе первому расскажу. Помнишь моё сватовство к Беренике, да? Такая досада, такая досада вышла. Граждане против того, чтобы я женился на иностранке - говорят, это будет непатриотично. Рим хочет видеть на троне одну из своих дочерей, и мы должны исполнить его желание. Кстати, у тебя, кажется, сестра есть? А она на тебя похожа?
СЕКСТ (обалдев): Сервилия? Ну, э-э, говорят, что да...
ТИТ: Решено, пусть твоя сестра будет моей невестой.

СЕКСТ в ахуе. АННИЙ в ужасе. Напряжённое молчание.

ТИТ (Сексту): Ну? Ты ответишь что-нибудь?
АННИЙ (про себя): Секст, зараза, накаркал... Чтоб она провалилась, эта проклятая авторитарная система! (мучительно откашлявшись и изобразив подобие улыбки) Дуче, вы не пожалеете. Добродетель, красота - всё есть в Сервилии. Она - идеал! (с надеждой) Только готовить не уме...
ТИТ (перебивая): Отлично! Тогда ты и передашь ей радостную весть. Иди, друг мой, я в тебя верю.
АННИЙ (про себя, обречённо): @ля...
ТИТ: А ты следуй за мной, любимый Секст. Ты тоже разделишь со мной трон, и так высоко я вознесу тебя...

Из-за кулис, не выдержав, высовывается ФАНТОМ ЗДРАВОГО СМЫСЛА.

ФАНТОМ ЗДРАВОГО СМЫСЛА: Слушай, не страдай ты ерундой и женись сразу на нём, всем будет легче, чесслово. Кроме Публия, но его можно не считать...
ТИТ (оглянувшись на ФАНТОМ, с тоской): Ах, я был бы счастлив, но увы, у нас не Голландия. А если я попробую ввести тут однополые браки, боюсь, народ не оценит... Так на чём там я остановился? Ах, да, милый Секст, в общем, мы фактически вместе будем править Римом. Ты рад?
СЕКСТ (кокетливо улыбаясь): Вашество, вы слишком добры, я недостоин такой щедрости...
ТИТ: Вот ещё! Что мне останется, если ты лишишь меня моей щедрости? Это единственное благо, которое даёт высшая должность. Иначе я бы давно свихнулся тут от этих министров, армии, партии... Тьфу, даже думать не хочу. Секст, радость моя, пойдём.

СЕКСТ с виноватым выражением лица удаляется вслед за ТИТОМ. АННИЙ Драматически Страдает в одиночестве.

Видеоиллюстрация к Сцене 2: http://www.youtube.com/watch?v=G32buVYqTe8

Действие второе. Сцена вторая. (За время, прошедшее между действиями, Тит передумал жениться на сестре Секста, а Секст успел по наущению Вителлии слегка предать императора, немножко поджечь Капитолий бутафорской свечкой и не до смерти пырнуть кого-то ножом, после чего был схвачен и быстренько доставлен в качестве обвиняемого на закрытое судебное заседание.)

ТИТ нервно меряет шагами сцену. ПУБЛИЙ невозмутимо стоит неподалёку, держа в руках папку с документами.

ТИТ: Публий, ради всего святого, сходи узнай, как там Секст. Наверное, Сенат уже выслушал его защиту? Вот увидишь, они уже выяснили, что Секст невиновен.

ПУБЛИЙ (с равнодушным видом глядя в потолок): Как пожелаете, Вашество, но что-то мне подсказывает, что навряд ли...

ТИТ: Секст - предатель? Быть этого не может! Бред какой-то! Нет, я не верю в то, что мой Секст способен на такое зло. Я видел в нём не только верного друга, но и любящего!

Тут вбегает АННИЙ, весь в расстроенных чувствах.

АННИЙ: Ваше величество!

ТИТ: Анний! Не томи, скажи мне, что Секста оправдали, что это всё просто страшный сон!

АННИЙ: Простите, Вашество... Я пришёл просить о милосердии к нему.

ТИТ обессиленно опускается в кресло.

ПУБЛИЙ (помахивая зажатой в руке папкой): Я как раз собирался вам сказать, Вашество, что вот тут у меня содержится собственноручно подписанное признание Секста, сделанное им в присутствии всего Сената. (притворно-сочувственно улыбаясь) Весьма сожалею, сир. Всей душой разделяя ваше горе, я не стал беспокоить вас и сам составил приказ о казни. Не хватает только вашей подписи. Я вам его на стол кладу, хорошо?

ТИТ (вяло помахивая рукой): Оставьте меня оба. В смысле, пошли вон.

АННИЙ пять минут порывается воззвать к милосердию, пока, наконец, ПУБЛИЙ не утаскивает его из императорского кабинета за шиворот, оставив на столе кипу документов.

Сцена 3.

ТИТ, придавленный ужасным известием, всё же извлекает себя из кресла, подходит к столу и внимательно читает оставленные ПУБЛИЕМ документы. По мере прочтения лицо его покрывается смертельной бледностью, а руки начинают дрожать, особенно когда в них остаётся последний листок - тот самый неподписанный приказ о казни.

ТИТ (нервно меряя шагами сцену): Какой ужас! Какая чёрная измена! Как он мог так притворяться?! Быть всегда рядом со мной, постоянно требовать от меня доказательств любви... А сам за моей спиной... О да, преступник умрёт! (внезапно останавливается) Но... Неужели я пошлю его на смерть, даже не выслушав, не взглянув на него? Вдруг он откроет мне что-то такое, чего не смог рассказать Сенату? (решительно) Эй, там! Привести ко мне Секста!

В ожидании СЕКСТА ТИТ нервно прохаживается взад и вперёд, теребя в руках листок с приказом. Потом, спохватившись, убирает приказ во внутренний карман пиджака.

ТИТ (поглядывая на часы): Боги, да где он? Они его что, в противоположном конце города держат?

Сцена 4.

ПУБЛИЙ и двое охранников приводят СЕКСТА, по-прежнему безупречно одетого и причёсанного, разве что в кармане пиджака нет аккуратно сложенного белого платочка. ТИТ бросает на СЕКСТА быстрый взгляд, нервно сглатывает и пытается принять вид непреклонного инквизитора. СЕКСТ бросает на ТИТА быстрый взгляд, ценит прилагаемые ради него усилия и принимает вид Жанны Д'Арк на допросе. ПУБЛИЙ стоит в сторонке, мысленно характеризует ситуацию и гораздо успешнее, чем ТИТ, изображает инквизитора.


ТИТ (к Сексту): Подойди!

СЕКСТ хранит молчание и вид Жанны Д'Арк на допросе.

ТИТ: Ты что, не слышишь?

СЕКСТ не реагирует.

ПУБЛИЙ (в сторону): Я что, жилетка для излияний, что уже второй раз должен превращать Многозначительный Мелодраматический Дуэт в терцет?

ТИТ: Ладно, я понял. Публий, стража, оставьте нас.

ПУБЛИЙ и охранники выходят. ТИТ подходит к СЕКСТУ, всё ещё стоящему с видом не то Жанны, не то партизана на допросе, и осторожно кладёт ему руку на плечо.

ТИТ: Послушай, Секст, мы одни. Без моего разрешения сюда никто не войдёт...

СЕКСТ косится на ТИТА.

ТИТ: Нет, что ты, я не то имел в виду! Просто... если... в общем, если ты хочешь мне что-нибудь рассказать, чего не мог сказать Сенату, говори, и я обещаю, что это останется между нами. Прошу тебя, скажи, что случилось, почему ты так поступил? Мы найдём способ тебя оправдать, обещаю. Да я больше тебя был бы этому рад! Ну?!

СЕКСТ (с отсутствующим видом глядя в потолок): Моей вине нет оправданий.

ТИТ (взволнованно): Секст, ты ранишь меня в самое сердце! Подобным недоверием ты оскорбляешь наши чувства!

СЕКСТ: Синьор, узнай тогда... (про себя) Нет, лучше пусть он сам всё выяснит. Что бы такое сказать, чтобы ничего не говорить...

ТИТ (почти теряя контроль над собой): Да говори же, ради Бога! (подходит к Сексту вплотную и с волнением заглядывает ему в глаза) Что ты хотел мне сказать?

СЕКСТ (задушевно посмотрев на Тита и быстро отведя взгляд, с пафосом): Что на меня пал гнев Богов, что у меня нет сил выносить свою участь... (про себя) Боже, что я несу... (вслух, с надрывом) Что я заслужил смерть и сам её желаю!

ТИТ (отходя от него, с дрожью в голосе): Неблагодарный! И ты её получишь! Охрана, уведите его с глаз моих.

Вынимает из кармана приказ о казни и ручку "Паркер".

СЕКСТ (заламывая руки): Подари мне последний поцелуй - свой последний дар, синьор...

ТИТ изумлённо оборачивается. Охрана, уже было подошедшая, благоразумно решает задержаться пока за сценой.

СЕКСТ: Умоляю, хоть на миг вспомни о нашей любви. (про себя, с иронией) А когда вспомнишь, подумай хорошенько, сможешь ли ты без меня жить, ага. (вслух) От твоей суровости у меня разрывается сердце! Прошу тебя, скажи, что ты меня любишь, иначе я умру от горя ещё до казни! (про себя) Так, главное - не переборщить...

ТИТ кусает губы и теребит в руках листок с приказом, превращая его в нечто неузнаваемое.

СЕКСТ (искоса наблюдая за произведённым эффектом и продолжая заламывать руки): Я ухожу на смерть, но что мне смерть! Мне в сто раз мучительнее мысль, что я, несчастный, мог предать тебя! Ах, я так мучаюсь, что это не передать словами!

СЕКСТ безуспешно ищет в кармане платочек, ТИТ протягивает ему свой. СЕКСТ, схватив ТИТА за руку и глядя ему в лицо блестящими от слёз красиво подведёнными глазами, проникновенно заканчивает свою речь.

СЕКСТ: Да, я недостоин жалости, это правда. Но если бы ты мог видеть моё сердце! Ах, Тит, знай, я люблю тебя больше жизни и унесу эту любовь с собой в могилу. А теперь - прощай! Я ухожу на казнь!

СЕКСТ стремительно удаляется со сцены в направлении стоящих в отдалении охранников. ТИТ порывается броситься ему вслед, но спохватывается и остаётся на месте.

Спойлер: кончилось всё хорошо, не волнуйтесь. ;) Вот такая вот история...

В другой постановке я от всего этого ломала пальцы, грызла ногти и едва не рыдала. Тут - та же певица, та же ария. Но здесь нам показывают не душераздирающую бездну раскаяния, а настоящий эмоциональный шантаж. Секст проехался Титу по всем болевым точкам, морально растоптал его, расплющил и наглядно показал, кто в этой паре главный, и за кем всегда останется последнее слово. ;) Мягкосердечный и добрый император только нервно теребил в руках бумажку с приговором, кусал губы, хватался за сердце и всячески колбасился. К концу арии я уже думала, что он сейчас упадёт перед Секстом на колени и возрыдает, сам моля его о прощении. Бедный. Для сравнения:

раз
и
два

Первый клип - ария Секста "Deh, per questo instante solo" ("Ах, хотя бы на этот миг") из постановки Арнонкура, Зальцбургский фестиваль, 2003 год. Второе видео - та же ария из обсуждаемой постановки.

Тит здесь мне понравился больше, чем в Зальцбурге. Что неудивительно, если вспомнить того психопата с физиономией маньяка-убийцы, который был Титом у Арнонкура. Но мне и голос Йонаса Кауфманна, исполнителя роли Тита в данной постановке, нравится больше. У него не лирисческий, а спинто тенор, тёмного, почти баритонального тембра, хотя из-за этого ему приходится трудновато на безумных колоратурах арии "Se all'impero".

А вот Эва Мэй в роли Вителлии мне не понравилась совершенно. Как я и думала, она и в подмётки не годится страстной, огненной роковой женщине в исполнении Доротеи Рёшманн. В ту Вителлию верилось, было понятно, как Секст мог влюбиться в неё без памяти. А в эту... Двуручный дисбилив. Сильно сомневаюсь, что такая замороженная сельдь может вызвать хотя бы каплю страсти у какого угодно мужчины. Так что остаётся загадкой, почему же Секст ей подчинился и пытался убить Тита. Что не из-за безумной любви - понятно. Но почему тогда? Может, шантаж? :-) А что, как версия годится. То-то у Секста выражение лица "Боги, как она меня достала" всегда, когда она не видит. :-)

Анний в исполнении Лилианы Никитяну очень хорош с вокальной точки зрения, но вот играет она несколько странно для епиццкой трагедии, которая здесь вроде как должна быть. Парень, ты не раздолбай-Орест из водевиля "Прекрасная Елена", ты, как бы, персонаж оперы-сериа...

Очень милая Сервилия в исполнении шведской сопрано Малин Хартелиус. Просто прелесть, хотя ей отведено совсем немного времени.

Речитативо секко здесь проговариваются, а не поются, что, по-моему, звучит нормально - с т з. неиталоговорящей персоны, по крайней мере. Правда, кое у кого из певцов при таком подходе сильно страдают интонации в плане убедительности. Не знаю, почему, но над речами Тита зал иногда начинал хихикать, хотя ничего смешного император вроде бы не говорил.

В общем, трудно сказать, какая из двух постановок нравится мне больше. Они очень разные, но обе хороши. У Кацаровой есть ещё третий Секст (а также четвёртый, пятый, шестой, седьмой, восьмой.... но они не записаны), но это аудиозапись, а не DVD. Всё равно хочу.
Tags: clemenza, la bella vesselina, opera ramblings, записки оперного мозгоеда
Subscribe

  • Есть работа для любителей оперы!

    У OperaHD открылась вакансия! Если вы любите оперу, умеете про неё писать, знаете, как работают соцсети, хотите общаться с артистами и…

  • Известная, но неизвестная музыка

    Зуб даю, вы все когда-нибудь слышали эту музыку, причём много раз и в разных случаях — но понятия не имели, как она называется. Просвещения пост! 1.…

  • (no subject)

    Свежие новости из России: - в России впервые в мире узаконили коррупцию; - запретили просветительскую деятельность без гослицензии, несмотря на все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments