Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Categories:

Волк в мифологиях - часть 1

"Волк занимает одно из центральных мест в мифологических представлениях многих народов мира. Неудивительно, что масса этнонимов многих засвидетельствованных историческими источниками индоевропейских народов восходит к имени этого животного (Элиаде 1991: 104-105).
Сведения о них собрал М. Элиаде. Среди них: закаспийские кочевники-скифы — “dahae” латинских авторов и “daai” греческих, чье имя восходит к иранскому слову “dahae” — “волк”; знаменитая Hyrcania — ”страна волков”, чьи племена греко-латинские авторы называли “hyrcanoi” — “волки”; фригийское племя orka (orkoi); ликейцы Аркадии; Ликия (Lycia) и Ликаония (Lycaonia) в Малой Азии; имя самнитского племени — лукане — происходит, по Гераклиту, от lycos — волк; такого же происхождения имя народа, соседнего с самнитами, — ирпы или ирпины; народы, носившие имя волка, встречались в Испании (лоукентиой и лукенес), Ирландии и Англии, и т.д. И, конечно же, могущественные враги римлян — знаменитые даки (Элиаде 1991: 104-105). Список этот можно было бы продолжить за счет включения в него многих других индоевропейских и неиндоевропейских народов Евразии и Северной Америки (Иванов 1991: 242).

В мифологических представлениях многих народов образ волка был связан с родоначальником племени и культом боевой дружины (или бога войны). Тотемические истоки подобных мифов у многих народов типологически сходны, речь идет:
— или о мифологическом волке-прародителе (в Центральной Азии несколько вариантов мифа, согласно которому волк женится на принцессе, и от этого брака произошел либо народ, либо правящая династия; генеалогический миф Чингис-хана: прародителем стал пепельный волк, спустившийся с неба и соединившийся с ланью);
— или о сюжете, связанном с воспитанием родоначальника племени, а иногда и его близнеца волчицей — Кир; Ромул и Рем — дети бога-волка Марса, вскормленные волчицей (культ Марса в Риме — Lupus Martius; китайская хроника VII в. о предках тюрок; аналогичные предания у монголов (Элиаде 1991: 105, 111; Иванов 1991: 242).
М. Элиаде заметил, что “тот факт, что народ получает свое этническое имя от того или иного животного, всегда имел религиозный смысл. Вернее, его нельзя расценивать иначе, как выражение архаической религиозной концепции” (Элиаде 1991:105). Исследователь предложил несколько версий, каким образом архаическая религиозная концепция приводила к принятию племенем, народом имени волка.
Первая — получение имени от бога или мифологического предка, являвшегося в облике волка или родоначальника, вскормленного волчицей. Известны народные предания подобного рода у разных народов, особенно распространены они у тюрок, но у славян такие представления не известны.
Вторая — получение народом имени волка путем заимствования этого названия у группы людей, носящих подобное ритуальное имя и ритуально подражающих поведению и внешнему виду волков. Ритуальное подражание волку характеризуется обрядом воинских инициаций и, как следствие, возникновением так называемых Mannerbunde — тайных воинских союзов или воинских братств.
Исследования Л. Вайзера, О. Хефлера, Ш. Викандера, Г. Виденгрена, Х. Жанмэра и Ж. Дюмезиля показали, что воинские братства присутствовали у иранцев, германцев, кельтов, романцев, греков. Исследователи полагают, что индоевропейские народы разделяли общую систему верований и ритуалов, характерных для воинских братств молодых людей (Иванов 1991: 242; Элиаде 1991: 105).
Суть воинской инициации заключалась в ритуальном превращении молодого воина в волка. Речь шла не только о храбрости и физической выносливости, но и о “религиозном опыте, радикальным образом менявшем жизнь испытуемого”. Чтобы стать воином, нужно было стать “вне закона”, необходимо было магически уподобиться поведением волку. Ритуально надевалась волчья шкура — либо с целью принять облик хищника, либо ради символического обозначения превращения в “волка”. Вера в ритуальную или экстатическую ликантропию засвидетельствована везде, где известны тайные воинские сообщества, в том числе у германцев, греков, иранцев и индийцев. Существование братств молодых людей — воинов или колдунов, надевавших или нет волчьи шкуры и ведущих себя подобно хищникам, и объясняло, по мнению М. Элиаде, распространение веры в ликантропию и вурдалачество (Элиаде 1991:104-107).
Об идеологии, ритуальной и поведенческой практике членов военных сообществ — охотников и воинов подробно см.: Элиаде 1991: 104-107.
М. Элиаде выдвинул две гипотезы, каким образом происходила передача ритуального эпитета воинского братства целому народу: 1) благодаря отваге и свирепости юношей, проходящих обряд инициации, их ритуальный эпитет — “волки” — был перенесен на все племя; 2) ритуальное имя группы молодых пришельцев — завоевателей было усвоено побежденными аборигенами. (Элиаде 1991:107-108).
Между двумя версиями “приобретения” народом имени волка, по мнению М. Элиаде, нет “пропасти”. Они обе восходят к “религиозному миру примитивного охотника, в которой доминирует мистическая связь между охотником и добычей. Как правило, эта связь выражается в образе Повелителя Бога (или Матери) Зверей”. Такое представление объясняет происхождение кочевого народа от какого-нибудь хищника, поскольку хищник — образцовый охотник, с другой стороны, определяет ритуал воинской инициации и лежащий в его основе миф (Элиаде 1991:108-111)." - http://www.rustrana.ru/article.php?nid=4922

"Хорт, или в просторечье волк, животное, без сомнения, хтоническое. Широко распространенные культы плодородия имеют достаточно тесную связь с его образом.

Так, при сборе зерновых культур, последний сноп посвящался богам (мы говорим о периоде, когда Европа была еще языческой), персонифицируясь зачастую в различных животных. За каждой посевной культурой, как правило, было закреплено сакральное животное, находящее прибежище в последнем снопе.

И если на Руси последние колосья оставляли "Велесу на бородку", то во Франции, Германии и в землях западных славян, скашивая последний кусок поля, жнецы выкрикивали: "Мы поймали волка за хвост".

Когда волны хлеба колышутся по ветру, крестьяне нередко говорили: "По хлебам проходит волк", "Ржаной (ячменный, овсяный и проч.) волк проносится по полю". Зачастую, когда дети собирались гулять по полю, собирая колосья и васильки, взрослые предостерегали их: "В хлебе сидит волк" он разорвет вас на куски".

Когда крестьяне в окрестностях Фейленгофа (Вост. Пруссия) видели бегущего по полю волка, они следили прежде всего за тем, поднят его хвост, или же он волочит его по земле. Если "полено" волочилось по земле, "они бежали вдогонку, благодарили за то, что принес счастье и даже приносили жертвы (требы) путем разбрасывания на его пути еды. Но если волчий хвост был приподнят - крестьяне проклинали волка и старались убить. В данном случае, волк выступал в роли духа зерна, чья сила скрывалась в хвосте.

С самим же волком дела обстоят так. В Германии, где вера в то, что в последнем снопе сидит волк (кстати этим и обусловлены состязания жнецов, кто быстрее выкосит), волком зовут и человека, скосившего его сноп, а так же женщину, вязавшую сноп. Прозвище сохраняется на протяжении одного года, т.е. до следующей жатвы. Более того, "люди-волки" обязательно должны были проявлять свою звериную натуру, подражая повадкам, вою, стараясь укусить жнецов или вязальщиц.

На острове Рюген (слав. Руян, остров, на котором находилось последнее крупное святилище славян, город Аркона, город тысячи храмов) женщина, связавшая последний сноп , непросто зовется волчицей, войдя в дом, она кусает хозяйку и служанок, что бы откупиться, ей отдают большой кусок мяса. Однако, следует заметить, что подобной чести всячески стараются избежать.

Считается так же, что волк живет в хлебе, пока его не прогонят ударами цепа. В Трирском округе(Германия) крестьяне молотят последний сноп до тех пор, пока он не превратится в сечку. Это считается самым надежным способом умертвить Хлебного волка.

Культ волка широко используется в шаманских практиках североамериканских индейцев и сибирских малых народов, в частности, при совершении юношеских инициаций. В данном случае, волк имеет непосредственное отношение к магии охотничьей и, параллельно, воинской. Юноша ритуально убивается (наносится не смертельная рана, или рядом производится выстрел), за телом приходит шаман (или несколько шаманов) в волчих шкурах и масках. Причем, передвигаясь, они полностью копируют тотемное животное, т.е. в дом они входят на четвереньках. На следующий день тело "оживлялось". Кстати, период отсутствия юноши мог длиться до года.

Обряд носил две основные функции: юноша становился мужчиной, официально принимался в клан и, соответственно, ему даровалось покровительство духов-защитников. Кроме того, в случае уже реальной смерти, он возрождался к жизни в виде волка. В данном случае речь идет об установлении сакральной связи между животным, духом покровителем и человеком, который частично или целиком отдает свою душу, получая за это в дар сверхъестественные способности.

Как правило, указанные инициации проводились по достижению юношами половой зрелости, что свидетельствует еще и о том, что одна из опасностей, которая подстерегала будущих воинов, была напрямую связана с отношениями полов.

В Европе, да и на Руси, волк считался одним из наиболее почитаемых животных, наряду с медведем-бером. Когда волк нападал на скотину, добычу у него, как правило, не отнимали. Бытовало поверье, что тот, кто назначен в жертву волку, от судьбы не уйдет.

Если обратиться к наиболее характерному отражению волка народном сознании, а именно к сказаниям, сказкам и былинам, то налицо следующее: "практически всегда используются обороты речи, скандинавами именуемые "кеннинг", т.е. волк-хорт именуется "серым", "разбойником" и проч. Следовательно, собственно имя "волк/хорт" для славян имело сакральный смысл. Также, несмотря на натуру, волк никогда не выступает в роли отрицательного персонажа, как минимум - нейтральный. Как правило (простейший пример: "Сказка об Иване-царевиче и сером волке") волк выступает в роли магического персонажа, связанного, в том числе и с воинским искусством.

Собственно, северная воинская традиция произошла напрямую от "магии охоты". В т.н. "героический" период она превратилась в боевое искусство, основа подготовки которого базировалась на духовных началах. Позже, в средние века, тотемные животные превратились в геральдические эмблемы.

Основными стилями, условно, можно считать, культы трех животных волка, медведя и кабана, как наиболее опасных хищников леса. Так же можно упомянуть о стилях рукопашного боя, когда тотемом являлось одно из трех названных животных. Берсерки (люди-медведи), вместо кольчуги, надевали на себя медвежьи шкуры, которые свидетельствовали, с магической точки зрения, что в битве воин собрать в себе всю силу зверя.

Множественные литературные свидетельства скандинавских саг говорят о том, что в бою воин находился в т.н. "измененном состоянии сознания" и ощущал себя именно медведем. Отряды берсерков служили телохранителями норвежских конунгов.

В отличие от берсерков, ульфхетнары вместо кольчуг носили волчьи шкуры. И сражались они не отрядами, а поодиночке. Кстати, то же "Слово о полку Игореве" упоминаются воины, волками рыскавшие. Т.е. уместно сказать, что воины-волки, охотники-одиночки, имели прямое отношение к оборотничеству.

По крайней мере, если оборотничество физическое относится для большинства к области иррационального, то факты оборотничества духовного, когда воин ощущал себя, был зверем, отрицать никто не будет." - http://www.craft.lodya.ru/wolf.html

"Связь мифологического символа Волка с нижним миром, миром мёртвых характерна для мифологии индейцев-алгонкинов, согласно которой Волк - брат Манабозо (На-на-буша, духа Лесов) провалился в нижний мир, утонул и после воскрешения стал хозяином царства мёртвых. В «Старшей Эдде» конец мира вызван чудовищным Волком - Фенриром, - сорвавшимся с цепи (ср. мифы о чудовищных псах в мифологии народов Центральной Евразии).

У восточных палеоазиатов (камча-далов, коряков) сохранялся «волчий праздник», совершавшийся в связи с охотой на волка и представлявший собой обрядовое соответствие мифам о Волке. Ритуал переодевания в волчьи шкуры или хождение с чучелом волка , у многих народов Европы (в т. ч. у южных и западных славян) приурочивался к осенне-зимнему сезону (латыш. vilka menesis — названия декабря — букв. «волчий месяц», а также аналогичные названия в других европейских традициях).
Представление о превращении человека в волка, выступающего одновременно в роли жертвы (изгоя, преследуемого) и хищника (убийцы, преследователя), объединяет многие мифы о Волке и соответствующие обряды, а также т. н. комплекс «человека-волка», изученный 3.Фрейдом и его последователями и воплощённый в художественной форме Г. Хессе в романе «Степной волк».
Для всех мифов о Волке характерно сближение его с мифологическим псом." - http://hellwolf88.ucoz.ru/publ/3-1-0-5
Tags: animals, познавательное
Subscribe

  • День рождения Этторе Бастьянини

    24 сентября 1922 года в итальянском городе Сиена родился великий баритон Этторе Бастьянини. Про этого замечательного человека можно почитать здесь.…

  • Buon compleanno a Ettore Bastianini

    24 сентября 1922 года в мир пришёл великий итальянский баритон Этторе Бастьянини, Певец с большой буквы, с которым на пике его карьеры не мог…

  • Йонас Кауфманн, "Nessun dorma"

    Я тут всё хотела рассказать про новый альбом прекрасного тенора Йонаса Кауфманна, вышедший совсем недавно: Ну да, название не блещет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment