March 31st, 2015

shepard

Комментарии

Горько и жалко все это видеть, ведь страдает искусство. Тимофей Кулябин — прекрасный режиссер, он найдет работу. Борис Мездрич — прекрасный директор, он тоже найдет работу. Пострадают в этой ситуации граждане. Люди, которые вышли с хоругвями к театру, — это не большинство. Большинство как раз устроило стоячую овацию в конце спектакля, выражая поддержку артистам, режиссеру, театру. Большинство зрителей как раз хотят посетить оперу «Тангейзер», и ущемляются их интересы. Люди хотят смотреть искусство — искусство разное, искусство умное, противоречивое, непривычное, задающее вопросы. Таких людей очень много, очень, иначе бы наши театры не были бы полны прекрасными зрителями, но чиновники не берут в расчет их интересы. Так что вся эта кампания имеет ярко выраженный антинародный характер.

Почему для Минкульта мнение группы людей, называемых православной общественностью, стало главнее, чем мнение общественности театральной? Вероятно, потому что Министерство культуры отождествляет себя с православной общественностью в гораздо большей степени, чем с культурой. При нынешнем расположении сил и при постоянном наличии Владимира Ростиславовича в числе представителей правящей элиты такого выхода из ситуации, при котором не были бы обижены ни православные активисты, ни театралы, нет.

Почему Кехмана назначили вместо Мездрича? Согласно представлениям Министерства культуры, функция директора оперного театра состоит в первую очередь в том, чтобы стоять на страже чувств верующих, независимо от того, посещают ли верующие данный оперный театр или нет. С функцией охранника чувств Владимир Абрамович, несомненно, справится. Можно сказать, уже справился.