October 19th, 2013

shepard

Нимагуне

Оригинал взят у borisakunin в Гендерное покаянное
     Делюсь впечатлениями от сбора материалов к роману, который будет посвящен теме не весьма оригинальной – отношениям между полами. Как обычно, я начал с изучения профильной литературы. Читал,  делал выписки. Один из файлов называется «Серпентарий». Туда я выписывал яркие примеры межгендерного антагонизма, в частности мизандрические высказывания знаменитых женщин и мизогинические высказывания знаменитых мужчин.
     Поразительно то, что мужененавистнических цитат накопилось очень мало, даже радикальные феминистки не особенно разжигают. Максимум – нечто отстраненно-неприязненное, вроде Кэтрин Хэпберн (которая к тому же, вероятно, пошутила): “Иногда мне кажется, что мужчины и женщины не очень подходят друг другу. Может быть, им лучше было бы жить по соседству и иногда заходить друг к дружке в гости”.
     При этом, положа руку на сердце, следует признать, что женщинам мужчин любить особенно не за что. Мы грубые, упертые, эгоистичные, жестокие, инфантильные. И предатели – обязательно изменим если не с другой женщиной, так с какой-нибудь дурацкой Идеей. А еще мы некрасивые, неаккуратные и тактильно неприятные. Я не перестаю удивляться, как это умные и тонкие существа противоположного пола могут посвящать всю свою жизнь любви к мужчине.
     А начитавшись гадостей, которые мужчины пишут про женщин три тысячи лет подряд, я почувствовал, что становлюсь феминистом. И вы сейчас станете.

Collapse )

Лучше поздно, чем никогда, воистину. А в опросе я выбрала последний пункт. Я мужчин в целом не люблю, я люблю только конкретных их представителей.
shepard

(no subject)

Ghost, Ghost, I Know You Live Within Me (unedited version, part 158/?)

Bloody fuckin' hell. This lady (I suppose it's a lady...) CAN write! 0_0 It kills me every time to wait for the next chapter/episode. *eats nails*

“You don’t have to go back there, Shepard.”

She raised her eyebrows. “Your concern’s appreciated, but if you’re worried I’ll break down weeping when I see what’s left of the Normandy, you’ve forgotten a few things about me.”

He startled a little at the word
forgotten, which in turn startled her; it was so unlike him to give anything away in his voice or movements. Some essential protection had been stripped out of him, and that made a savage, bone-deep fury roll over in her gut. She strangled it, grateful that the stiffness of her skin hid any obvious signs of what blazed in her.

“I haven’t forgotten anything,” he said carefully. “And I’m allowed to worry about -- about a friend.”

He threw the word
friend on the floor between them like a crumpled piece of tin. He sounded like he hated it, like he wanted to hunt it down and slaughter it.

(Чёрт, бедняга. :( Увидеть свою любовь, свою жену, с которой прожил два года, живой - и понять, что она эти два года не помнит! Вообще ничего не помнит!)


The airlock ticked through its cycle: thirty seconds to whisk away the last of the oxygen and replace it with methane and ammonia. A lungful of Alchera’s atmosphere would be enough to knock her out; three would probably kill her, in spite of Cerberus’ best work. Shepard shuddered. She couldn’t help thinking of Alchera as an adversary. Even if the Collectors had fired the shots that killed the Normandy, the planet had been what killed her.

Before she had time to shudder again, the airlock’s door opened.

By design, she had set the shuttle down next to the most visible part of the wreckage: a wide, almost intact section of the Normandy’s hull, the name only slightly damaged by scorch marks. Shepard stared at the hull for a long time, not moving, until her lip smarted. She hadn’t known she had bitten it.

Five minutes on-planet, and already Alchera was messing with her head. She gave herself a shake and stepped down into the snow.