September 9th, 2009

shepard

Прекрасный Россини

За что ещё люблю синьора Россини, помимо его бьющей через край жизнерадостности и великолепной музыки - за его несомненное чувство юмора и оригинальность в плане выбора голосов на роли. Например, в замечательной, но, к сожалению, редко исполняемой из-за невозможности это спеть вокальных трудностей опере "Бьянка и Фальеро" злой папа-тенор (выдающаяся сволочь даже в длинном ряду прочих оперных тиранов) выдаёт дочь-сопрану замуж за баса, в то время как сопрана взаимно любит меццу в штанах. Где ещё такое увидишь? Оригинальнее только "Магомет II", где, наоборот, сопрано любит баса, а папа хочет, чтоб она вышла за меццо.

А ещё в этой опере присутствует квартет, который Стендаль именовал "величайшим достижением Россини", а композитор Пачини, современник Россини, говорил, что вся его последняя опера не стоит его одного. Ну, это, наверное, на то время, потому что ансамбль на 14 голосов из "Реймса" и терцеттоне из "Магомета" покруче будут, да и "Семирамида" - тоже не баран чихнул, но квартет и правда потрясающий. Я обожаю россиниевские ансамбли, потому что в них певцы плетут голосами музыку почти так же, как в операх более позднего времени это делает оркестр.

Ещё стретта финале первого акта тоже зе бест.
shepard

"Андре Шенье", фильм 1955 г.

Сижу, слезами обливаюсь над финалом II действия "Андре Шенье" с Монако, Таддеем и Стеллой. Ну что ж они, негодяи, так душераздирающе мне поют! Я прямо обрыдалась вся! Начала ещё на таддейском "Сom'era irradiato di gloria il mio cammino" ("Как осиян был славой мой путь" а я, козёл, забил на всё, презренная я личность), а уж когда Стеллочка завела свою La mamma morta ("Мама погибла на пороге моей комнаты и своей смертью меня спасла"), я и вовсе только успевала сопли подбирать.

Даже над Басти и Тебальди я не ревела. У них как-то по-другому было, эпичнее, что ли... А над эпичностью я обычно не плачу. А эти... такие человечные! Такие живые! И их так жалко!!!

Кстати, чисто кинематографически очень прилично снятое кино. Редчайший случай среди фильмов-опер 1950-60 годов. Обычно они выглядят как задумчивое ношение себя туда-сюда (или, как вариант, безумное пученье глаз) среди картонных декораций и рассинхронизированное открывание рта под собственное пение. Тут, разумеется, тоже декорации картонные, но как-то всё же не настолько. И играют все хорошо, в т. ч. массовка. Ну, дель Монако всё равно иногда пучит глаза (он иначе не может), и Таддей со своей физиономией истинного экстравертного сенсорика тоже местами излишне усердствует, но в целом мне нравится. Трогательно.

UPD.: Не утерплю. Смотрите, какая красавица там поёт Мадлен.



Дай Бог здоровья синьоре Стелле. :)