April 25th, 2009

shepard

Архетипное

Скарпиа Паолы Каприоло - это такой Аид Гадесович, что просто капец, пробы негде ставить. Если в оперном и пьесном ещё наличествуют какая-то ирония, любовь к жизни и чувство юмора, то этот аскетичный фанатик, отшельник и непоколебимый столп морали (правда, весьма своеобразной) даже слов таких, наверное, не знает. Сидит целыми днями в своём кабинете, задёрнув плотные шторы, потому что не любит солнечный свет, наблюдает за всем, что творится вокруг, держа в руках нити действия, и пишет в дневник тяжеловесные нравоучительные сентенции. Разумеется, всё это - только до того, пока он не встречает в церкви Флорию Тоску и не видит там её портрет в виде Девы Марии. Хотя склонность к анализу и философии у него остаётся до самого конца.

Пром сферу бессознательного, подавляемые желания, бескопромиссную справедливость, невидимое присутствие, неукротимость фантазии - это всё тоже к нашему клиенту. Про фантазию он даже пишет сам:

...держитесь вдали от театра, ибо порой образ вещи способен причинить большее зло, нежели сама вещь, укореняясь в душе прочнее и легче. Существование образа, в отличие от объекта, не ограничено ни временем, ни пространством, он умножается и продлевает себя в вечность, и если, предположим, случится так, что вы увидите женщину, а после - её портрет или отражение в зеркале, этот портрет или отражение останутся с вами куда дольше, чем сама женщина, и даже если её не станет, образ её не исчезнет полностью.

(Про невидимое присутствие тоже есть, но мне лень переводить.)

Ну и вдобавок ещё лунный свет, мрачная комната пыток, граница между жизнью и смертью, страданием и блаженством, и тому подобные символы.

Дивное выражение: "кладбищенская живучесть" (funereal vitality). Только такой товарищ способен изречь подобное.

Кошмар. Из-за этой книги я не могу слушать музыку, не могу думать ни о чём, кроме неё, читать ничего, кроме неё. Последний раз меня так вставляло только от "Призрака" Сюзен Кей, но "Висси" ударило меня по башке ещё сильнее.
exalted

Трава доела мозг окончательно.

Слава Богу за то, что есть Паола Каприоло, и что Он вдохновил её написать такую книгу! *мечется по потолку и стенам*

Смирение - самый прекрасный цветок, когда произрастает из охваченной гордыней души.

Любовь всё обращает во благо. И из всяких нехороших вещей - чудовищной гордыни, фанатизма, кошмарной этической недостаточности - вырос тот "самый прекрасный цветок": истинное смирение, рождённое любовью. И надежда, которая эстэль.

Господи, как же это красиво.