November 20th, 2008

tosca

Про Тоску и Скарпиа (да, ОПЯТЬ :))

Хоть я и не люблю психоаналитиков, здесь подмечено хорошо:

Tosca is the vulnerable beauty who devotes herself to her art, religion and her love, Cavaradossi. Scarpia is the evil incarnate for whom any means is legitimate in the service of satisfying his selfish passion. However, seen through the analytic lense, Tosca and Scarpia are a lot more similar than initially meets the eye. They both split off and deny unacceptable parts of themselves, the unconscious act that leads both to destruction. Tosca denies her aggression and anger and Scarpia, his vulnerability and yearning to be loved.

Вот да. Казалось бы, Тоска и Скарпиа - две полные противоположности, не найти двух более непохожих людей, но что-то такое трудно уловимое, но несомненно присутствующее объединяет или могло бы объединить их. Я и раньше встречала в разных обсуждениях оперы мысль, что между этими двумя есть... не то чтобы взаимопонимание, но общность какая-то, больше, чем у Тоски с Каварадосси. Об этом свидетельствует музыка второго акта. Что ж, возможно. Собссна, именно из того прочтения, что процитировано выше, и родилась книжка-фанфик Паолы Каприоло "Vissi d'amore", в английском переводе "Floria Tosca". (Итальянское заглавие, конечно, романтичнее, с учётом того, что vissi - грамматическая форма, равно годящаяся для м и ж.)

Не стану утверждать, что это единственная интерпретация, но прочесть "Тоску" таким образом вполне возможно, как пьесу, так и оперу. В пьесе этот подтекст ещё более явно выражен: некоторые весьма, кхм, живописные пассажи практически открыто об этом говорят. Я извращенец, мне такое нравиццо. Я ваще фильм "Ночной портье" люблю. >:] К тому же такая интерпретация придаёт "Тоске" куда большую глубину и напряжённость, чем если делать Скарпию обычным мудаком оперным злодеем.
shepard

"Путешествие в Реймс" и лорд Сидней

"Путешествие в Реймс", апофеоз искромётных россиниевских колоратур - опера очень смешная и очень сатирическая, медленно, но верно входящая в моду на мировых оперных сценах (например, в будущем году её ставит Ла Скала). Впрочем, нет, слово "сатира" для описания сюжета не очень уместно, вернее будет "дружеская подколка". Вся опера - это такой большой музыкальный анекдот: "Собрались вместе француз, немец и русский..." А ещё - испанец, француженка, полька и множество других эксцентричных, но симпатичных личностей, всего 14 человек. Из этой разношёрстной толпы особенно интересны двое: римская поэтесса Коринна и англичанин лорд Сидней, между которыми наличествует неявная, но вполне очевидная нежная любофф. Выделяются они прежде всего тем, что единственные перекочевали в либретто из романа мадам де Сталь "Коринна, или Италия", по мотивам которого вроде как сделана опера, но от которого на самом деле там не осталось ничего (и слава Богу).

Так вот, лорд Сидней. (В романе его звали иначе, но неважно.) При более близком рассмотрении оказывается, что это едва ли не самый забавный персонаж во всей опере, просто ходячий прикол.

Во-первых, это романтическая роль. Лорд тайно (но совершенно явственно для всех окружающих) влюблён в Коринну, о взаимности не подозревает и сильно переживает по этому поводу. В своей первой сцене он долго и эффектно страдает, отсылая цветочки под дверь комнаты Коринны. Что несёт поёт - в основном пассажи типа: "И днём, и ночью, жертва своего безумства, страдаю и вздыхаю от любви". Когда я переводила текст, давилась от смеха. Вот он, текст, собственно.

Логично предположить, что роль подобного плана должна достаться тенору, вероятно, лирическому. Хренушки. Здесь это поёт _бас_. Непередаваемо комично звучит, когда подобный романтический бред исполняется голосом, в котором тестостерона хватит на десяток теноров. (Комично, но мило; впрочем, это к делу не относится. :)

Далее: в финале оперы барон-меломан просит каждого из иностранных гостей исполнить песню своей родины. Лорд на голубом глазу отвечает, что петь не умеет и песен не знает никаких, кроме "Боже, храни короля". Издевательство заключается в том, что лорду Сиднею, единственному из всех персонажей, в начале оперы достаётся роскошная выходная ария того типа, что до этого давались только примадоннам-сопрано: с виртуозным соло на флейте, с хором (кроме лорда, никому "личного" хора не положено), в трёх частях. Весь номер в целом занимает минут семнадцать (!), тринадцать из которых лорд (бас, напоминаю) беспрестанно рассыпает такие вокальные украшения, что колоратурное сопрано удавится от зависти. Более того, ту самую "Боже, храни короля" исполнителю роли лорда полагается петь со вставной каденцией, желательно такой, чтобы все слушатели, включая коллег на сцене, уронили челюсти. Лучшая каденция - из живой записи "Путешествия в Реймс" 1992 года, вот.

Таким образом, юмор с лордом построен на противопоставлениях и контрастах. Сам образ и поступки лорда Сиднея ничего комического в себе не несут, в отличие, например, от графини де Фольвиль или дона Пруденцио. Соответственно, играть его нужно с полной и абсолютной серьёзностью, это даже подчёркивается ремарками в либретто. Чем серьёзнее лорд будет держаться, тем смешнее это будет выглядеть.

Вот два исполнения романтической чуши выходной арии лорда Сиднея в одной и той же постановке:

http://www.youtube.com/watch?v=BbejcM2sdTY - Ферруччо Фурланетто (часть 1)
http://www.youtube.com/watch?v=f6nvx4OiW6k - часть 2
http://www.youtube.com/watch?v=5-6M0CV37UM - Сэмюэль Рэми (тут, правда, без вступительного речитатива)

Я чрезвычайно симпатизирую Ферруччо, но мне кажется, здесь он сам иронизирует над своим персонажем, это заметно, и это не есть гуд. Рэми же серьёзен и пафосен, как на приёме у короля, и именно потому это смешно. Вы только посмотрите, как чувак страдает! У него же Нищастная Любовь! Вам его не жалко? Нет, ну чего вы ржёте, я вас спрашиваю?! :D

Ну и чисто технически - у Рэми колоратуры лучше. Он великолепный бас кантанте с офигенно подвижным голосом, равных ему в этом репертуаре не было никого (да и сейчас вряд ли найдётся), даже явления такого - "колоратурный бас" - никто не мог себе представить.
shepard

Бытовое

Надо подстричься. Но с этим подожду до 14-го декабря. Перед визитом в театр подстригусь, чтоб голова приличная была. Кстати, никто пойти со мной не надумал?

Страшно завидую людям с классически правильными чертами лица: высокие скулы, прямой нос. Такие могут себе позволить носить какую угодно причёску, гладкую в том числе. Их хоть налысо побрей, всё равно будет хорошо. Увы, мне в этом плане не так повезло.