Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Эдвард Уилсон, «Будущее Земли: наша планета в борьбе за жизнь»

Эдвард Уилсон считается одним из самых выдающихся биологов и натуралистов в мире. Профессор Гарвардского университета, автор более 20 книг, обладатель двух Пулитцеровских премий и списка других наград длиной с мою руку. К моменту написания этой книги (2016) он уже очень немолод и имеет за плечами более чем 60-летний опыт научных и полевых исследований. (Книга эта у него, кстати, не последняя, последнюю он в прошлом году выпустил, в 89 лет.) В общем, это я к тому, что дяденька знает, о чём говорит.

Очень информативная, интересная, полная фактов и данных, но горькая и болезненная книга. Совсем не способствует укреплению веры и любви к человечеству. Состоит она из следующих тезисов:

1. Биоразнообразие Земли прекрасно, удивительно и необъятно. В книге приводятся такие биологические факты и примеры, что диву даёшься. Не удержусь, процитирую: «Если бы проводился конкурс на самое странное существо, судьёй в котором был бы человек, то я бы лично отдал свой голос червям рода оседакс (Osedax). Они питаются липидами, которые извлекают из опускающихся на дно океана костей китов. Сам по себе такой рацион уже можно считать примечательным, однако то, как эти черви получают пищу, кажется совсем невероятным. У самок оседакса, которые могут быть размером с человеческий палец, нет ни рта, ни кишечника. Пища поступает через корнеподобные выросты, проникающие в китовые кости. В выростах живут симбиотические бактерии. Эти микробы-партнеры разлагают липиды и делятся с хозяевами полученными веществами и выработанной энергией. А как же самцы? Тут всё ещё необычней. Длина самцов, которые больше напоминают личинок, всего лишь треть миллиметра. Это как точка, поставленная на ладони ручкой. В оболочке каждой самки живёт более сотни самцов, образующих колонию паразитов. Питаются они при этом желтком яиц самок, то есть своими будущими братьями и сёстрами». 0_o
2. Именно потому, что биоразнообразие планеты столь необъятно, мы нихрена о нём не знаем по-настоящему. Уилсон утверждает, что все научные исследования за всю историю описывают едва ли треть существующих на земле видов, и в основном это высшие растения и позвоночные. Про беспозвоночных, а уж тем более микроорганизмы мы не знаем фактически нихрена. А меж тем они играют ключевую роль во всех биоценозах. Ещё менее, чем нихрена, исследователи знают про экосистемы и то, как это работает.
3. Что совершенно не мешает человекам травить биосферу своей деятельностью с такой скоростью, что ежегодно вымирает огромное количество видов живых организмов: «Считается, что в результате деятельности человека в настоящее время совокупный показатель вымирания в сто, а то и тысячу раз выше первоначального. И виновато в этом только человечество». «Сравнение темпов видообразования и вымирания различных видов растений и животных в разных частях мира — непростая задача. Но так или иначе все имеющиеся данные заставляют нас сделать два вывода. Во-первых, мы являемся свидетелями шестого массового вымирания, которое идёт полным ходом; и, во-вторых, причина его — деятельность человека». После главы «Плач по носорогам», целиком посвящённой истреблению этих животных, я ещё больше убедилась в том, что браконьеры – худшие преступники на свете, хуже убийц.
4. Есть такая категория людей – сторонники антропоцена, – которые (в основном в силу своего невежества и непонимания того, как функционирует биосфера) на полном серьёзе считают, что точка невозврата уже пройдена, планету не спасти, так что «сгорел сарай, гори и хата»: надо взять под контроль все остатки девственной природы, прибрать их к рукам и сделать так, чтобы и они служили на пользу человеку: «Наиболее радикально настроенные из них полагают, что обосновать необходимость сохранения того, что осталось от природы, можно только в том случае, если относиться к ней как к предмету потребления. По их мнению, в работе по сохранению биоразнообразия следует руководствоваться потребностями человечества. Не нужно мешать истории развиваться так, как это, как им кажется, предопределено. Прежде всего необходимо признать, что Земля обречена очеловечиться. Те, кто хотя бы частично или полностью разделяет эту точку зрения, не видят в антропоцене ничего плохого. Конечно, они не против, чтобы от природы что-то осталось, но суть в том, что даже дикие животные и растения должны заработать свое право на существование, как это делают все остальные.» К этим людям у автора большая личная ненависть. Нет, не так: НЕНАВИЗДЬ. И трудно его за это осуждать, особенно когда такие типы умудряются пролезать даже в природоохранные организации.
5. Природоохранная деятельность, безусловно, приносит плоды, и ей удалось слегка замедлить темпы вымирания. Но именно замедлить: прилагаемых экологами усилий на данном этапе недостаточно. «Участникам движения в защиту окружающей природной среды удалось замедлить темпы вымирания видов организмов, но их усилий совершенно недостаточно для того, чтобы хотя бы даже приблизиться к уровню биоразнообразия, существовавшему до появления человека. Одновременно с этим происходит стремительное сокращение темпов видообразования. Можно провести аналогию с ситуацией, когда жертва несчастного случая или ДТП оказывается в отделении неотложной помощи с сильным кровотечением, а запасы крови иссякли и новых поступлений не ожидается — на стабилизацию надеяться не приходится, и дальнейшее ухудшение состояния, а затем смерть — неизбежны. Единственное, что мы можем сказать хирургам, а вместе с ними и борцам за сохранение биоразнообразия: “Поздравляем. Вам удалось продлить пациенту жизнь, правда, ненадолго”. <…> Какая часть уцелевших видов дотянет до конца этого столетия? Если ситуация не изменится, то, наверное, не более половины. Более вероятный сценарий — менее четверти». Мы слишком много потребляем, и нас вообще слишком много. «7 млрд жителей Земли жадно потребляют не рассчитанные на такой уровень потребления богатства планеты. <…> В настоящее время люди потребляют в виде энергии и топлива около 38% ЧПП (чистая первичная продукция планеты). Можем ли мы продолжать увеличивать потребление таким образом, чтобы забрать себе ещё какую-то часть от остающихся 62%? Нет, боюсь, не можем. Во всяком случае, не в условиях традиционного сельского хозяйства. Если вычесть площадь не способной давать урожай земли, остается всего лишь 10% общемировой ЧПП, которые могут быть дополнительно использованы людьми. Причем большая её часть находится в Африке и Южной Америке. Если не произойдёт новая зелёная революция, деятельность человека приведёт к резкому сокращению биоразнообразия на суше.»
6. А что делать? Делать-то что? Уилсон полагает, что единственный способ спасти биосферу планеты и нас вместе с ней – отдать под природоохранные зоны не меньше половины территории Земли. «Если мы хотим вернуться к тем темпам утраты биоразнообразия, которые имели место до распространения человечества по планете, и тем самым сохранить существующие виды живых организмов для будущих поколений, нам придется поднять работу по охране природы на совершенно другой уровень. Единственное решение проблемы шестого массового вымирания заключается в увеличении площади особо охраняемых природных территорий до величины, равной или превышающей площадь половины поверхности Земли. Этому расширению могут способствовать незапланированные последствия продолжающегося роста численности населения, более высокий уровень мобильности и эволюция экономики на фоне цифровой революции. Но для этого нам также потребуется полностью пересмотреть отношение к окружающей природной среде и связанные с этим представления о нравственности.» Далее он описывает возможные перспективы изменения отношения к потреблению, новые технологии и т. п. Но, честно говоря, в сознательность человечества верится слабо. Поэтому эта книга оставляет скорее печальное, чем оптимистичное впечатление, увы.
Tags: books
Subscribe

  • (no subject)

    Решила сделать доброе дело и пойти сдать плазму с антителами от ковида — прививка-то у меня есть, — так вы представляете, запись на анализ (на эти…

  • «Аннетт»: посмотрите в лицо бездне и поймите, что это зеркало

    «Аннетт» – новый фильм крайне самобытного французского режиссёра Леоса Каракса, который снимает кино редко (раз в восемь-девять лет), но метко:…

  • Умер Карлайл Флойд

    Выдающийся американский композитор, основатель труЪ американской оперы как таковой скончался 30 сентября в возрасте 95 лет. Очень грустно. Я очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments