Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Categories:

Цитатко

– Да, да, мы тоже напали на Липц…
– До того, как это сделали злобенцы? – уточнил Маладикт.
– Может, дослушаешь?! Мы смело атаковали Липц, чтобы вернуть борогравскую территорию! А потом эти вероломные брюквоеды украли ее у нас обратно…

Раз уж ей не суждено было увидеть, как капралу Страппи сносят голову, Полли отвлеклась и задумалась. Она знала про Липц. Среди старых солдат, которые приходили к ее отцу выпить, половина когда-то брала этот город. Никто не ожидал, что солдаты проявят такое рвение. Кто-то просто заорал: «На штурм!»

Проблема заключалась в реке Кнек. Похожая на оброненную ленту, она неторопливо текла по широкой, плодородной, илистой равнине, но порою наводнение или просто упавшее дерево вынуждали реку изгибаться, как ремень кнута, и петлять вокруг клочков суши, расположенных за много миль от ее изначального русла. Тем не менее река была государственной границей.

Прервав свои размышления, Полли услышала:
– …но на сей раз все помогают этим сволочам! Знаете почему? Из-за Анк-Морпорка. Потому что мы останавливали почтовые кареты, которые ехали через нашу страну, и уничтожали ихние клик-башни – Мерзость пред Нугганом! Анк-Морпорк – безбожный город…
– А я слышал, там более трехсот различных святилищ, – заметил Маладикт.
Страппи смотрел на вампира с беспомощной яростью, пока не нащупал почву под ногами.
– Анк-Морпорк – сплошное богохульство! – наконец выговорил он. – Он отравлен, точь-в-точь как его река. Почти не пригоден для жизни. В Анк-Морпорке принимают кого попало – зомби, вервольфов, гномов, вампиров, троллей… – Страппи окинул взглядом слушателей, запнулся и поправился: – Хотя, конечно, иногда это неплохо. Но в остальном Анк-Морпорк мерзок, непристоен, беззаконен и перенаселен. Вот почему он так нравится князю Генриху! Анк-Морпорк очаровал его, купил задешево – такая у него политика, парни. Анк-Морпорк тебя покупает, чтоб ты не лез в его дела. Эй, какой толк в моих разъяснениях, если вы продолжаете задавать вопросы?
– Я просто хотел узнать, почему Анк-Морпорк перенаселен, господин капрал, если там так плохо, – сказал Кувалда.
– Потому что у них упадок и вырождение, рядовой. Они прислали сюда отряд, чтобы помочь Генриху захватить нашу любимую родину. Генрих свернул с пути Нуггана и пошел по безбожному… то есть по богохульному пути Анк-Морпорка. – Страппи, довольный тем, что не оговорился, продолжал: – Пункт второй. Не считая солдат, Анк-Морпорк отправил к нам Мясника Ваймса, самого ужасного человека в этом ужасном городе. Они думают только о том, чтобы уничтожить Борогравию!
– Я слышал, в Анк-Морпорке просто недовольны тем, что мы снесли клик-башни, – сказала Полли.
– Они стояли на нашей суверенной территории!
– Но это была территория Злобении, до того, как… – начала Полли.
Страппи гневно замахал пальцем.
– Слушай меня, Пукс! Нельзя быть великой страной вроде Борогравии и не нажить врагов.

<...>

Примерно через час, когда по парусине барабанил дождь, Карборунд сказал:
– Ета, я, кажись, понял. Даже если мы грууфарно глупые, мы будем драться, потому что енто наша глупость… И, ета, так и должно быть.
Несколько человек сели и удивленно уставились в темноту.
– Я понимаю, что должен знать такие вещи, но все-таки – что значит «грууфарно»? – спросил Маладикт в сырой мгле.
– А… енто когда мама тролль и папа тролль сильно любят друг друга…
– Я, кажется, понял, спасибо, – перебил Маладикт. – То, о чём идёт речь у нас, друг мой, называется патриотизм. Это моё отечество, право оно или нет.
– Нужно любить свою страну, – сказал Зыркий.
– Что именно любить? – послышался из дальнего угла голос Кувалды. – Утренний свет на вершинах гор? Ужасную еду? Дурацкие Мерзости? Всю страну целиком, за исключением того клочка земли, на котором стоит Страппи?
– Но мы на войне!
– Да, вот тут ты прав, – Полли вздохнула.
– Ну, а я не куплюсь на ихнее враньё. Сначала тебя топчут, а потом, когда они ссорятся с соседней страной, изволь за них драться. Борогравия становится «твоей», только когда кому-то нужно послать тебя на убой! – заявил Кувалда.
– Всё, что есть хорошего в нашей стране, сейчас находится в этой палатке, – прозвучал голос Гума.

Терри Пратчетт, "Пехотная баллада" (Monstrous Regiment)
Subscribe

  • (no subject)

    Решила сделать доброе дело и пойти сдать плазму с антителами от ковида — прививка-то у меня есть, — так вы представляете, запись на анализ (на эти…

  • «Аннетт»: посмотрите в лицо бездне и поймите, что это зеркало

    «Аннетт» – новый фильм крайне самобытного французского режиссёра Леоса Каракса, который снимает кино редко (раз в восемь-девять лет), но метко:…

  • Умер Карлайл Флойд

    Выдающийся американский композитор, основатель труЪ американской оперы как таковой скончался 30 сентября в возрасте 95 лет. Очень грустно. Я очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment