Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Ещё рецензия на зальцбургского "Дона Карлоса"

Оригинал взят у chumanew в О пользе крупных планов
   Я тут последние месяца три практически выпала из интернета, так, изредка отмечалась в журнале да не каждый день проглядывала, что пишут френды. Соответственно, много чего интересного пропустила. И вдруг на меня сваливается такой подарище! Спасибо arashi_opera за ссылку на зальцбургского "Дона Карлоса" и рецензию на постановку. Не могу в свою очередь не отписаться.
   О самой постановке вряд ли можно сказать что-то особенное. Она предельно минималистична, сцена практически пуста, есть только те предметы, которые необходимы исполнителям для обыгрывания, чтобы было куда девать руки, ни в коем случае не глушащие голоса. Такое впечатление, что Штайн не стал мешать исполнителям, и правильно сделал. Актерские работы в спектакле на уровне хорошего драматического театра, что в опере бывает особенно привлекательно, поэтому и писать буду об образах. О вокале не буду, разве что чуть-чуть. Было немного странно, почему для спектакля такого масштаба не нашлось ни одного качественного баса, начиная с монаха (жуть полная, кажется, он же и был призраком Карла, или мне показалось? Тоже жуть полная), Инквизитор вообще карикатура на роль, он вызывает не страх, не оцепенение, не отвращение, а только брезгливость. Филиппа поет Матти Салминен. Ну да, великий, гениальный дедушка Салминен, в возрасте под 70, куда ему такую тяжелую партию? Возможности уже далеко не те. И все-таки, все-таки. Все-таки вряд ли можно было подобрать лучшего исполнителя на роль Филиппа. Вокалиста можно было, актера вряд ли, спасибо крупным планам. Не знаю, что там было видно из зала, а что нет, но ведь образ это не только мимика, это и движения, манера поведения на сцене, игра голосом, уж что-что, а играть голосом Салминен умеет, хотя голоса того осталось... ну, не так уж и много.
   Ладно, раз уж начала высказываться о Филиппе, пусть первым будет Филипп, при первом же появлении несказанно меня удививший. То есть на сцену вышел не король, не повелитель народов, а плебей, простолюдин. Мимика, движения, манера поведения, реакции - все это пристало бы зажиточному ремесленнику, богатому купцу, но никак не Его Величеству. Что это вообще? Финский рыболов, печальный пасынок природы, взялся не за свое дело? Однако Марк у Салминена вполне себе Величество, да и Зарастро вполне себе вождь. А в Филиппе ни на грош королевского величия. Значит, так и было задумано, и мастерски исполнено, а уж моя задача понять, в чем тут дело. Вот что мне кажется. Филипп Салминена слишком поздно получил корону, а пока он эту корону ждал, его скрывала тень великого отца, его на манер болванчика использовали придворные в своих интригах, на него давили церковники, воспитывая покорного себе монарха, да все на него так или иначе давили и так или иначе стращали. Ну и запугали насовсем. Филипп изначально напуган и раздавлен, у него душа вечно в пятках, хотя он и неплохо это скрывает, сказывается дворцовое воспитание, хорошо обучающее лицемерию и притворству. Такое впечатление, что буквально в каждой сцене он чего-то боится - супружеской измены, Инквизитора, фламандских послов (а кто их знает, этих фламандцев, вдруг кто за пазухой пистолет пронес, возьмет да и пальнет  из толпы, или еще чего удумает), сына боится, Карлос популярен в народе, может затеять мятеж, свергнуть папашу и сесть на трон. Меня поразило выражение его лица в сцене аутодафе, когда стража увела Карлоса - невероятное облегчение пополам с удовлетворением - слава богу, обошлось! Блин. В сцене в королевском саду в 1 действии тоже очень интересное выражение лица, когда Филипп наблюдает за терзаниями двух соплячек. Так жестокий человек смотрит на муху с оторванными крыльями - ну-ну, и как ты теперь себя поведешь? Я вот он, могу и раздавить при желании, как спасаться собираешься? Мороз по коже. Этот человек меряет всех по себе, мерой своей подлости и трусости, в арии он не раздавлен, его раздавили раньше, он ждал предательства и получил ожидаемое. Ждет он предательства и от Родриго, его совершенно не удивляет требование Инквизитора, он подсознательно готов к этому. Ну, вякнул разок, прощупал почву, так, на всякий случай, получил по носу и привычно согласился с большим дядей. Филипп у Салминена недостоин короны. Очень яркий и впечатляющий образ.
   В постановке есть еще один плебей, да простят меня поклонники этого героя, я и сама его большая поклонница, разных Родриго видела и слышала, но трактовка Хэмпсона повергла меня в шок. И вот тут я никаких оправданий или оснований найти не могу. Хэмпсон прекрасный актер, почему он изображает такого Родриго? Ведь Поза маркиз, испанский гранд, голубая кровь, поколения благородных предков за его спиной - так откуда же такая скованность движений, неуклюжая походка? Он, кстати, воин, искусно владеет мечом, он не может, не должен так двигаться! Представляю себе реакцию зрителей из зала, видящих только пластику, но не мимику. Да и с вокалом у него явные напряги. Впрочем, ему хлопали, хотя и вяло как-то. А вот - спасибо крупным планам - мимика искупает все! С самого начала, с 1 действия, Родриго давит на Карлоса, заставляя примкнуть к восстанию, и не скрывает этого. Ну да, восставшим нужно знамя, и Родриго, искренне любящий Карлоса, подчиняется необходимости, жертвует собой (да, прежде всего собой, легко ли подвергать друга опасности, совесть пока никто не отменял), но у Родриго в спектакле настолько мощная воля, что кажется, он не человек, а копье, летящее в цель. В сцене аутодафе (спасибо за крупные планы!) он потрясен и изумлен наивным юношеским взбрыком Карлоса, поначалу растерян, но надо же делать хоть что-то - и он делает единственно возможное, чтобы как-то разрядить ситуацию. Пока только разрядить, о спасении друга (и знамени восстания!) можно будет подумать позже. И господи ты боже мой, какое же у него лицо, когда он приходит в тюрьму к Карлосу! Такое лицо может быть у отца, чей сын тяжело болен, и вот отец привел к нему лучшего в мире врача, обещающего исцеление, принес в ладонях надежду, причем сам уже отрешился от жизни. Просветленное, прекрасное лицо. Не скажу, что это лучший Родриго из тех, что я видела и слышала (мое сердце принадлежит Бренделю, его Родриго такой юный, искренний и отчаянный), но очень, очень хороший.
   Эболи, Екатерина Семенчук. Есть повод погордиться земляками. Прекрасный голос и совершенно неожиданный образ. Эболи очень молода, на несколько лет, моложе Елизаветы, совсем еще девочка, легкомысленная, кокетливая влюбленная дурочка. Зрелость (но не разумность!) настигает ее внезапно, обрушивается в сцене свидания, хотя язычок брать на привязь она пока еще не умеет, за что я была вознаграждена выражением лица Карлоса, когда он услышал намек Эболи на связь с Филиппом, этакое брезгливо-презрительное выражение, относящееся явно не к Эболи, а к отцу.
   Так, плавненько перетекли к Карлосу. Йонас Кауфманн, лучший на настоящее время драматический тенор в мире (пожалуй, это даже не ИМХО, а объективная реальность) и прекрасный актер. В кои-то веки адекватный Карлос! Да нет, не в кои-то веки, а второй раз в жизни! Каррерас весьма неплох, хотя Кауфманн куда круче. Иногда его то ли мощь голоса подводит, то ли сдержанного немца дезориентирует то, что опера итальянская, то есть должна вызывать бурю чувств, а на мозг действовать меньше. Покрикивает он порой  там, где пиано прозвучало бы естественнее. Но опять-таки спасибо крупным планам, актерская игра чудо как хороша. В начале оперы Карлоса раздирает на части любовь к Елизавете, когда Родриго его чуть ли не силой заставляет принести клятву, у Карлоса такое лицо - ну отвяжись же ты, хреново мне, не дави. И до сцены аутодафе эта любовь в нем не просто доминирует, она перекрывает все. В сцене аутодафе - явное недомыслие героя по молодости лет. А после смерти Родриго Карлос словно перерождается, он сам становится летящим в цель копьем, и его финальный дуэт с Елизаветой - действительно подвиг самоотречения. Мне кажется, что и издалека все эмоции Карлоса были прекрасно понятны, уж больно выразительная пластика у Кауфманна. Но все равно, крупные планы позволяют увидеть и брошенный искоса взгляд, и презрительно выпяченную нижнюю губу, и выражение неуверенности или наоборот, решимости. Все прекрасно.
   Елизавета, Аня Хартерос, пожалуй, действительно одна из лучших Елизавет. Никаких особых открытий в интерпретации образа, ничего неожиданного, живая женщина, с настроением, меняющимся в соответствии с обстановкой, испытывающая естественные человеческие чувства. Тем и хороша.
   В общем, я получила массу удовольствия от этого спектакля, смотрится и слушается он на одном дыхании. Пока висит, на всякий случай ссылка, вдруг кто не в курсе:
http://www.medici.tv/#!/don-carlo-verdi-salzburg-festival

Tags: verdi
Subscribe

  • Да! Так оно и было!

    Лучший фикс-ит по Девятке! — Генерал Хакс — предатель? — Мы скидать имена всех ваших генералов в коробку и вытащить оттуда наугад, Верховный…

  • Reylo Forever!

    ОРУ. Вслух. %)))))))) Особенно от таблички I SHIP US в руках у Кайло. И поют ребята хорошо! Сам Райан Джонсон ржал, ему ссыль прислали.

  • Краткий пересказ "Айвенго"

    Обожэ, это прекрасно! Буагильбер: Ну, если ты не хочешь, чтобы я послал к черту свою жизнь и карьеру ради тебя, и не хочешь сбежать и править миром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments