Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Categories:

"Дон Карлос", Зальцбургский фестиваль

Трансляция по-прежнему висит здесь: http://www.medici.tv/#!/don-carlo-verdi-salzburg-festival

Самое важное в этом спектакле - уникальная музыкальная редакция, совершенно новая. Такой вы ещё никогда не слышали, я это гарантирую. Она максимально полная - с прологом в Фонтенбло, сценой обмена плащами и плачем по Родриго, но при этом на итальянском языке! Умные люди говорят, что недостающий текст перевёл Пьеро Фаджони ещё для спектакля Ла Скала 1978-го года, но в том спектакле было всё же меньше музыки. Здесь, по-моему, есть вообще всё, что только возможно, кроме балета.

Затем поражает то, что в Зальцбурге, бывшем последние лет, наверное, десять оплотом радикальной режоперы, вдруг совершенно классическая постановка. Особенно хороши костюмы - не полностью исторические, а "с намёком на", красивые и удобные. Сценографии как таковой, считайте, не было, крайне лаконичные декорации, иногда даже чрезмерно. Удивил интерьер кабинета Филиппа: голые стены в синих изразцах, точно в бане, только бассейна не хватает.

Постановка её нет в смысле режиссёрского присутствия очень сдержанная, точно по либретто, полагающаяся на музыку и драматические таланты певцов. Будь здесь певцы похуже или дирижёр поунылей, стало бы скучно. Но, к счастью, нам повезло - у нас был великолепный Антонио Паппано, под чьими руками музыка всегда оживает, и два замечательных солиста в главных партиях.

Ну, Йонаса Кауфманна вы и без меня знаете. Прекрасный поющий актёр, как и его частая партнёрша Аня Хартерос. Редкий случай, когда в "Доне Карлосе" главное внимание принадлежит тенору и сопрано, как и предполагается по либретто. Здесь - получилось. Я впервые в жизни вижу такого дона Карлоса, какого Верди, должно быть, и имел в виду, но какого почти никогда никому не удаётся изобразить. В Фонтенбло это жизнерадостный, романтичный и весёлый молодой человек, и известие о женитьбе отца на Елизавете переворачивает весь его мир. Отблески прежней его личности иногда проглядывают, но теперь он гораздо печальней и отчаяннее. Даже, наверное, отчаявшийся. Но при этом удивительным образом не сломленный. Это классический герой романтической трагедии, который изначально обречён, но с честью пройдёт свой путь до конца. И ему так сочувствуешь, чуть не до слёз. Особенно пронзителен плач по Родриго, который и сам по себе-то душераздирающ (Верди потом преобразовал его в Лакримозу), а после него Карлос падает на грудь Родриго, как Джульетта на труп Ромео, и застывает без движения, точно сам тоже скончался. Ни суета народа вокруг него, ни приход Великого Инквизитора - он ничего не слышит и не замечает, он уже где-то там, по другую сторону. Йонас мега, мегапрекрасен! ^____^

Аня Хартерос - великолепная Елизавета, одна из лучших, каких я видела (или слышала, ибо поёт она тоже прекрасно).

Томас Хэмпсон - очень умный артист и прекрасный актёр, но что касается вокала, этот спектакль только укрепил моё мнение, что драматический репертуар типа Верди или Пуччини ему совсем не подходит. Но зато какой актёр! Боженьки мои, как он сыграл Родриго, особенно последнюю сцену! Аплодисменты. Мог бы вообще не петь (впрочем, оно почти так и было), всё равно впечатлило бы. И это, заметьте, оценка человека, который никоим образом поклонником Хэмпсона не является.

Что до образа, получился Родриго "Я-единственный-нормальный-человек-в-этом-дурдоме", особенно в сцене аутодафе. Это неописуемое выражение лица, когда Карлос начинает требовать у Филиппа Фландрию... Ужас и шок, быстро приглушённые самообладанием, но всё равно эпических размеров. И потом, когда инфант выхватывает шпагу - "Господи, кто-то срочно должен что-нибудь сделать... И, похоже, этим кем-то придётся быть мне". Любопытно было бы узнать, как оценивали Хэмпсона из зала, где выражения лица не видно, а вот все недостатки пения слышно отлично.

Дальше бочка дёгтя. Увы, это был исполнитель роли Филиппа - Матти Салминен. Милый дедушка со внешностью (и комплекцией) Джеральда Даррелла изо всех сил корчил зверские физиономии, пытаясь изобразить Злобную Сволочь, но тщетно. Пел тоже весьма посредственно. В общем, Филиппа у нас не было, но зато в кои-то веки верилось, что Елизавета действительно любит Карлоса.

Сцена Филиппа с Великим Инквизитором получила от меня краткое описание: "Зомби-апокалипсис". :) Нет, ну правда, когда Эрик Халфварсон, корча ужасные гримасы, принялся трястись, кашлять и высовывать язык, это было больше всего похоже на ожившего мертвеца в епископской мантии. И почему в этой постановке басы чёрт знает что из себя изображают, а?...

Но ради тенора, сопраны, баритона и меццы, тоже очень неплохой, а также гениального дирижёра, я хочу это ещё раз, разглядеть и расслушать поподробнее. :)
Tags: verdi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments