?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Белое безмолвие

Миссия на Альчере всегда вынимает мне душу. Сверкающая ледяная пустота, обломки "Нормандии" и серебристые жетоны погибших, вспыхивающие среди снега живым светом, словно осколки душ. Полное, абсолютное безмолвие и одиночество. Лицом к лицу с собственной смертью. На поверхности Альчеры Шепард впервые осознаёт, что это действительно была смерть. И как так получилось, что нужно снова жить, когда вся твоя жизнь осталась здесь, в этом ледяном безмолвии - непонятно.

donal_sagan написал небольшую зарисовку на эту тему:

На этой планете время остановилось. Искрящаяся белая пустота, рассеянный свет звезд и неоновая полоска северного сияния на горизонте. Заснеженная пустыня, застывшее в неизменности ледяное безмолвие. На этом фоне покореженные обломки корабля смотрятся воплощенным ночным кошмаром, таким же, каким стала вся его вторая жизнь. Жизнь, о которой он не просил.
Чуть поодаль замер, впечатанный в вечный лед, танк Мако. Он подходит и осторожно, словно боясь потревожить, проводит рукой в герметичной перчатке по боку верной боевой машинки. Он знает, что прошло два года. Но для него все было вчера.
Когда-то в детстве отец говорил ему, что самое страшное, что только есть на свете - это капитан, потерявший свой корабль и экипаж. Хорошо, что отец ушел раньше, чем узнал, как сильно он ошибался. Иногда живые здорово завидуют мертвым.
Капитан медленно, как во сне, проходит по тому, что когда-то было носовой частью его фрегата. Смотрит на переплетение проводов, куски обшивки и арматуры, но видит совсем иное. Здесь, посреди ледяной пустыни, в окружении призраков он чувствует себя дома. Внутри так же холодно и пусто, как и вокруг, словно он сам тоже стал частью этой планеты. И кажется нелепой, безумной мысль о том, что когда он закончит, нужно будет возвращаться в мир живых. Мир, куда больше напоминающий пьесу абсурда, чем реальность. Не важно, что будет дальше - это время принадлежит им - ему и его погибшему кораблю.
Тихо хрустят под ногами льдинки, а в висках, в такт биению сердца стучат два слова - не уберег. В кулаке зажаты три личных жетона. За каждым - имя, лицо, история.
Талита Дрэйвен.
Розамунд Дрэйвен.
Он так и не успел узнать, почему, как, в обход всех гласных и негласных запретов они обе оказались на одном корабле. Как они этого добились и зачем это сделали. Родные сестры, они были чудовищно разными: строгая, серьезная, уверенная в себе Талита, мечтавшая о блестящей карьере и веселая, смешливая Розамунд, убежденная в том, что уж теперь-то она точно сможет выйти замуж за красавца-офицера, а потом уйти в отставку и поселиться в каком-нибудь тропическом раю. На Земле осталась семья.
Рэймонд Танака.
Сирота, попавший в военный приют после того, как его родители погибли во время атаки батарианских пиратов. Тихий, незаметный и незаменимый парень, который не видел себя нигде, кроме космофлота. Он искренне верил, что святой долг каждого солдата - защищать Родину. Он выполнил свой долг до конца, до последнего пытаясь остановить распространение огня на орудийной палубе. Герой, о подвиге которого знают только его капитан и мертвая ледяная планета.
Снова хрустят под ногами льдинки. Он подходит к пролому во льду, где в нескольких десятках метров застыла, навсегда скованная льдом, его "Нормандия". То, что от нее осталось. Опускает глаза и всматривается в разверзшуюся под ногами искрящуюся бездну.
Один шаг.
Только один шаг, и этот фарс наконец-то закончится. Вместе с его продажными политиками, трусливыми офицерами, хитроумными манипуляторами, террористами-фанатиками. Один-единственный шаг - и все вернется на круги своя. И кто знает, быть может, те кто останется, смогут больше.
Один шаг.
Где-то на периферии зрения мелькнул серебристый отблеск. Ноги сами понесли его к тому месту, где он увидел вспышку.
На снегу лежал еще один личный жетон.
Маркус Греко.
Неутомимый весельчак, о присутствии которого на вахте всегда сообщали взрывы безудержного хохота коллег и товарищей. Черноволосый, черноглазый, любивший женщин, вино и честные драки.
Он стискивает в руке еще один жетон, так сильно, что тут же разжимает пальцы: боится, что промерзший металл не выдержит и погнется.
"Я все понял, солдат. Прости."
Мертвые отпустили его. Мертвые благословили его на новую битву. Он чувствовал, как сила оставшихся во льдах душ вливается в него, согревая, давая силы. Даже мертвым его экипаж остался верен своего командиру.
"Я верну вас домой. Всех. И они заплатят за все, за всех и за каждого. Ни один из вас, ни один из умерших в этой войне не останется не отомщенным. Я дойду до конца, чтобы когда мы с вами все-таки встретимся, мне не стыдно было смотреть вам в глаза".
И опять хрустят льдинки. Нужно найти еще больше полутора десятков личных жетонов. А потом возвращаться на новый корабль, где ждут живые. И задача, которую никто больше не выполнит.


Комментарии

( 16 искр — Зажечь искорку )
jeff_kari
5 май, 2013 10:59 (UTC)
Когда я вижу место крушения, у меня возникает ощущение, что я призрак, прикованный к этому месту и обреченный скитаться между обломками. А новая Нормандия, новая команда - это все сон, и ничего этого на самом деле нет...
donal_sagan
5 май, 2013 11:01 (UTC)
Аналогично. Причем сон - кошмарный. Террористы спасают мир, а всем остальным все по хрену. Альянс выбросил из своих рядов тех, за кого стоило бы держаться, и отличные ребята вынуждены были уйти.
Мир сошел с ума.

Edited at 2013-05-05 11:22 (UTC)
arashi_opera
5 май, 2013 11:04 (UTC)
Угу. И в душе ничего, только холод и пустота, как вокруг.

И сон - кошмарный, верно.

Edited at 2013-05-05 11:05 (UTC)
donal_sagan
5 май, 2013 11:23 (UTC)
угу. И мысль, что именно здесь твое место. А надо идти дальше, потому что больше некому.
Даже свихнувшийся мир имеет право на жизнь.
jeff_kari
5 май, 2013 11:31 (UTC)
Если у меня был выбор, я бы взяла с собой на Алчеру кого-нибудь из старой команды. Гарруса, Тали... или даже доктора Чаквас. Во-первых, они тоже имеют право это видеть. А во-вторых... разделить эту боль с кем-то очень нужно. Чтобы не чувствовать себя призраком.
arashi_opera
5 май, 2013 11:36 (UTC)
Оффт.: по-моему, странно они транслитерировали название планеты, если Rannoch - Раннох. Ну да я вообще в ужасе от перевода ME2 и с удовольствием попилила бы его напильником, если б можно было.

Edited at 2013-05-05 11:37 (UTC)
rinel
5 май, 2013 14:21 (UTC)
Alchera - на языке австралийского племени аранда - верховный бог Времени Сновидений. В русской транслитерации произносится как "Альчера".

Rannoch - область на Шотландском нагорье, по-гэльски название означает "папоротник", произносится как "Раннох".

Это просто слова из разных языков :)
arashi_opera
5 май, 2013 14:50 (UTC)
Спасибо, не знала.
rinel
5 май, 2013 16:39 (UTC)
Да я ж чертов дотошный переводчик, мне всегда надо докопаться до подобных вещей, все аллюзии проверить, все цитаты на зуб попробовать...
arashi_opera
5 май, 2013 18:07 (UTC)
Эх, тебя бы на перевод Масс Эффект... И меня.
rinel
5 май, 2013 18:11 (UTC)
Увы, увы. Работать переводчиком в гейм-локализации - моя мечта. Но нибируть. Разве что иногда фрилансом на "Буку" балуюсь.
donal_sagan
5 май, 2013 11:41 (UTC)
А я наоборот был очень признателен разработчикам что они позволили пойти в одиночестве. Потому как нужно было побыть с ними со всеми именно наедине. Это именно между капитаном и его кораблем. Его экипажем.
К тому же для доктора Чаквас и Тали оно все было слишком давно, а Гаррусу и так паршиво, у него свой комплекс выжившего, который нужно как-то преодолевать, куда ему еще. Это тот груз, который капитан должен нести сам, часть его долга.
Ну и вот по крайней мере мне оно реально нужно было еще и для того, чтобы понять, что это правда не кошмарный сон и что все правда, кончилось. Иначе было невозможно двигаться дальше.
Я же туда сразу после Омеги пошел, вторым пунктом назначения. Третий - как раз на очереди - Цитадель.
arashi_opera
5 май, 2013 11:41 (UTC)
Я тоже скорее поддерживаю решение разрабов дать Шепард/у побыть там в одиночестве. Это всё слишком личное.

Edited at 2013-05-05 11:42 (UTC)
donal_sagan
5 май, 2013 12:16 (UTC)
И личное и еще один, по крайней мере, для меня очень важный момент: командир и лидер не должен показывать подчиненным слабости - особенно в такой ситуации. Это подрывает боевой дух и сказывается на морали. Солдаты должны быть уверены, что командир знает, что делает. Но командир все-таки живой, и ему тоже нужно собраться с силами, оплакать погибших, взять себя в руки.
Плюс тот факт, что корабль-то принадлежит Церберу, команда по большей части лояльна именно Призраку, а не Шепарду, и очень внимательно за командиром своим наблюдает. В таких сообществах слабым места нет, а значит, показывать слабость нельзя категорически. Никак.
Разделить это можно было бы разве что с друзьями, но как я уже говорил, Гаррусу и без того паршиво, а других друзей по крайней мене у меня на борту пока не водится.

Edited at 2013-05-05 12:24 (UTC)
lomerendil
5 май, 2013 20:02 (UTC)
Это действительно грустная миссия. Лед, смерть и память. Память одновременно замораживающая душу и дающая силы идти дальше.
Зарисовка сильная! Автору огромный респект.
donal_sagan
5 май, 2013 21:38 (UTC)
Спасибо. Мотивируете на продолжение. :)
Я это как раз по факту прохождения написал, так что впереди еще много.

Edited at 2013-05-05 21:41 (UTC)
( 16 искр — Зажечь искорку )

Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Разработано LiveJournal.com