Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Оно жрёт мой мозг

Ехала в метро, дочитывала (на английском) третью часть "Испытания короля", флэшбэк про ночь мятежа в королевском дворце. Слёзы жгли глаза. Совершенно душераздирающая штука. Да, и это только мне кажется, что сцена гибели королевской семьи имеет массу аллюзий на семью Романовых? Даже врач есть.

Запощу-ка я душераздирающий отрывок. ;) Масса спойлеров и кровЫщи под катом.

Мейгри отчетливо видела перед собой свою цель, освещавшую ей путь среди мрака и ужаса, сиявшую, как звездный камень у нее на груди. Она надеялась, что мятежники еще не добрались до верхних этажей дворца. Она и её эскадрилья сумеют спасти крон-принца — теперь короля — и Семелу.
Дворец представлял собой лабиринт из потайных ходов, устроенных в основном для развлечения королевской фамилии и гостей. Но некоторые ходы имели практическое значение, например, те, что вели с верхних этажей дворца в подземный космопорт. Их использовали, когда королевское семейство желало скрыться от видеокамер и назойливых репортеров. Естественно, эти потайные ходы не были такими уж тайными; все обитатели дворца о них знали. В том числе и Саган. Мейгри надеялась, что он слишком занят происходящей бойней, чтобы вспомнить о них.
Иногда Стражи натыкались на солдат Сагана, воинов его новой армии. Этих они старались избегать. Центурионы Сагана были трезвыми, дисциплинированными, опасными. Они уже захватили компьютерный центр дворца и быстро рассредотачивались для захвата других стратегически важных пунктов.
«Слишком поздно, поздно, поздно», — шептал Мейгри внутренний голос. Но она решительно от него отмахнулась.
Добравшись до лифтов на верхние этажи, Стражи замедлили движение, осторожно пробираясь вперёд. В этой части дворца было тихо, а они уже поняли, что тишина и порядок чаще всего означали, что данный участок находится под контролем войск Сагана. Коридор был ярко освещён. То ли в этой части уже восстановили питание, то ли оно и не отключалось. Прижавшись к стене, Ставрос рискнул выглянуть в коридор, в конце которого находились лифты, и тут же отпрянул. Лицо его помрачнело.
— Солдаты Сагана, точно. По двое у каждого лифта. Всего человек двадцать.
— А лестница? — предложил Данха.
— Тридцать пролётов! — Мейгри покачала головой. — Нет времени.
— Мейгри, — неохотно начал Платус, — если уж они захватили лифты, то наверняка добрались до верхних...
— Заткнись! — бросила она. — Не мешай думать!
Трое мужчин молча обменялись взглядами. Данха был с головы до ног в крови, пропитавшей его синие одеяния. Он обзавёлся лазерным пистолетом, держа его в левой руке. Платус, посеревший и болезненный, был вооружён только мечом. Несколько раз он был вынужден им воспользоваться, не столько ради себя, сколько для того, чтобы защитить друзей. В основном он старался удержать разъярённого Данху, чтобы тот не изливал свой гнев в бессмысленной и беспощадной резне. Ставрос умело и эффективно орудовал мечом и вторым трофейным лазером.
— С двадцатью можно драться, — произнёс Данха, кровожадно сверкнув глазами.
— Драться-то можно, но победить — нет, — заметила Мейгри. — Мечи забирают у нас энергию, а она нам может понадобиться, когда мы доберёмся до Его Величества. Есть идея. Пошли.
Она выключила меч, хотя продолжала держать его в руке, и хладнокровно вышла в коридор, прямо к солдатам Сагана. Данха, Ставрос и Платус, уловив её план через мысленную связь гемомечей, стремительно двинулись следом.
Центурионы несколько удивились, когда к ним спокойно вышли четверо Стражей с оружием в руках, в запятнанных кровью синих одеждах. Капитан шагнул вперёд, подозрительно прищурившись.
— Гражданка Мейгри Морианна, — сухо представилась Мейгри, благодаря Создателя за то, что в последний момент вспомнила, что нужно изменить титул. — Золотой легион. Уверена, вы меня узнаёте.
Вообще-то это было не так уж легко, поскольку сейчас она была совсем не похожа на ту Мейгри, что регулярно появлялась на видеоэкранах. Но, видимо, под слоем крови, пепла и копоти капитан всё-таки разглядел женщину, которую знали как заместителя командующего знаменитого легиона. Он отдал честь, прижав кулак к груди. Мейгри довольно неуклюже ответила, горько подумав, что это очень в духе Сагана — узурпировать жест, которым приветствовали Цезаря.
— Командир С-саган, — с трудом выговорила она его имя, и тут же, сердито одернув себя, повторила четко. — Командир Саган приказал нам арестовать Августа Старфайера, бывшего крон-принца. Лифты, я полагаю, исправны и находятся под нашим контролем?
— Да, гражданка, — почтительно ответил капитан, но не сдвинулся с места. Он смотрел на их забрызганную кровью одежду.
— Стражи в зале оказали сопротивление при аресте, — прорычал Данха, сверля капитана взглядом. — Вы что, не слышали?
— Да, были какие-то слухи, — ответил капитан, очевидно, расставшийся с последними сомнениями. Снова отдав честь, он показал на один из лифтов. — Поезжайте на этом, граждане.
Мейгри, заставлявшая себя двигаться медленно и спокойно, вошла в украшенную позолотой и зеркалами кабину. Данха, Ставрос и Платус втиснулись вслед за ней. Капитан придержал дверь.
— Мы слышали, король убит. Это правда? Старик мёртв?
Мейгри почувствовала, как напрягся стоявший рядом с ней Данха. Она вонзила ногти ему в руку.
— Да, король погиб. Жаль. Мы надеялись, что он предстанет перед народным судом. Потому-то нас и послали обеспечить безопасность крон-принца.
— Удачи, — пожелал капитан, отпуская дверь. — Впрочем, думаю, туда уже добрались и без вас.
Двери сдвинулись. Мейгри нажала кнопку — на этаж ниже покоев королевской семьи. Кабина взмыла вверх на воздушной струе. Все четверо смотрели друг на друга в угрюмом молчании, напряжённые, готовые ко всему.
— Интересно, что он имел в виду? — спросил Ставрос.
— Неважно, — откликнулся Данха. — Наверху мы проделаем то же, что и внизу. Блестящая мысль, Мейгри, и она сработает еще раз. Мы просто войдем и от имени Дерека Сагана уведём нашего короля в безопасное место!
Мейгри прислонилась к холодной стеклянной стене. Она чувствовала себя далеко не блестяще. Она ощущала холод и пустоту. Не ум или смелость толкнули её пойти по коридору под прицелом двух десятков врагов, а паника и отчаяние. Август с его глупым хихиканьем, Семела, ее ребенок... если он уже родился. Они вдруг стали для Мейгри всем, что у нее было, всем, ради чего она жила.
Лифт замедлил движение. Двери открылись. Все четверо прижались к стенкам, держа оружие наготове. В коридоре было темно и безлюдно. Переведя дух, они выскользнули из кабины.
На том этаже находились гостевые комнаты для важных сановников, послов, особ королевской крови, большая часть из которых были сейчас заперты внизу, в зале. Солдаты Сагана не подпускали грабителей к лифтам, если только те не нашли лестницу и не решили, что богатства наверху стоят того, чтобы преодолеть тридцать пролётов пешком.
— С этого этажа есть ходы наверх? — тихо спросила Мейгри у брата.
— Да. Почти в каждую комнату.
Платус, почти ровесник Августа, во время школьных каникул оставался во дворце, поскольку дома его видеть не желали. Мальчики обожали играть в потайных ходах, пока жалобы испуганных и не разделявших их восторга многочисленных гостей не положили этому конец. Платус знал все ходы лучше любого из них.
— Куда ты хочешь выйти?
Мейгри подумала.
— Куда-нибудь поближе к королевским покоям. Нам придется разделаться с охранниками, так что лучше застать их врасплох.
— Есть один ход. Начинается в Красной палате, выходит в нишу, где стоит мраморная статуя короля. Помнишь, в охотничьем костюме?
Да, Мейгри помнила. То, что надо. Мраморное изваяние в натуральную величину стояло на высоком и широком пьедестале, за которым можно было укрыться. Хоть раз в жизни эта дурацкая штуковина принесет пользу.
Они двигались быстро, но осторожно: двое шли, двое прикрывали. Одним ударом кулака Данха выбил дверь в Красную палату. Стражи торопливо шли за Платусом по роскошно обставленным комнатам, пока не добрались до огромного встроенного шкафа. Мейгри сдвинула в сторону шелковые наряды — теперь они вряд ли кому-нибудь понадобятся, разве что подружке какого-нибудь мародера. Открылась гладкая стена, покрытая кедровыми панелями.
Платус изучал панель не больше секунды, после чего уверенно приложил большой палец и мизинец правой руки к двум отметинам на дереве. Стена отошла в сторону, открыв узкую винтовую лестницу, освещенную электрическими факелами, стилизованными под старинные.
Мейгри начала было подбирать юбки своего синего платья, чтобы подняться по ступенькам, но передумала и решительно отрезала подол гемомечом. Она заметила, что ткань промокла от крови, но не стала обращать на это внимания и поспешила вслед за братом. Данха, шедший последним, разбивал пластиковые факелы, чтобы свет не выдал их, когда они будут выходить.
Через несколько минут они уже стояли перед дверью с королевским гербом. Платус, стоя на лестнице выше Мейгри, оглянулся, ожидая распоряжений.
— Готовы? — одними губами спросил он.
Она кивнула, крепко сжимая меч. Брат приложил указательный палец к голове льва. Данха разбил последний факел, и они оказались в полной темноте. Дверь открылась бесшумно, за что Мейгри возблагодарила Бога и ремонтников, обслуживавших здание. Из коридора напротив падал свет. Платус выскользнул наружу на разведку.
Мейгри прислонилась к стене, зная, что за спиной у нее Ставрос, а еще ниже — Данха. Она вспоминала, когда ей приходилось бывать в подобных переделках. Учащённое сердцебиение, пульсирующая кровь, возбуждение от адреналина всегда действовали на нее, как крепкое вино. Но сейчас к вину был подмешан яд. Страх угнездился у неё в душе, кровь текла медленно, её била дрожь.
Платус отсутствовал недолго. Вскоре он вернулся, спустился к ним и заговорил через телепатическую связь гемомеча. Его лицо, освещённое неярким светом из коридора, было мрачным. Вдалеке слышался детский плач.
«Что там такое? — Мейгри схватила его за руку, впившись в нее ногтями. — Что-то случилось?»
«Здесь мертвые разумом. Они перебили королевскую гвардию; тела валяются по всему коридору. Они захватили Августа — я его видел — и какого-то врача...»
«Врача Семелы, — вставила Мейгри.
«Видимо, за ней и ребёнком тоже послали. Говорят, что нужно перевезти их из дворца в безопасное место...»
— В тюрьму, — вслух прорычал Данха.
Мейгри бросила на него неодобрительный взгляд, призывая к тишине.
«Сколько их?» — спросила она у брата.
«Я насчитал около двадцати. Пятнадцать только что ушли. Командир сказал Августу, что они отправятся вперёд, чтобы обеспечить безопасный проход. В коридоре осталось пятеро, но я не знаю, сколько их в королевских покоях».
«Стоят спиной к нам?»
— Да, но… Мейгри, у них королевская семья! — зашептал Платус, которого тревога заставила говорить вслух. — Мы не можем стрелять без риска попасть в короля и королеву!
— Поставь на оглушение, — предложил Ставрос.
— Лазер оглушит взрослого, но убьёт ребенка. Воспользуемся мечами, — решила Мейгри. — Они точнее. Атакуйте охранников со спины. Они ничего не успеют сообразить. Четверых снимем сразу. Платус и Ставрос забирают короля с королевой и бегут с ними к потайному ходу. Мы с Данхой разделаемся с оставшимися, а потом догоним...
Мейгри умолкла, схватившись за горло, словно что-то душило ее.
— Что случилось? — Ставрос поддержал ее. Она смертельно побледнела.
— Саган! Он о нас знает, он знает, что мы хотим сделать, и уже идет сюда, чтобы нас остановить. Мечи! Он услышал наши мысли, когда мы переговаривались. Не догадались...
— Поздно, — перебил Данха. — Пошли! Если повезет, мы намного его опередим.
Они выскользнули из прохода. Под прикрытием статуи Мейгри выглянула в коридор. Зомби стояли кучкой у входа в королевские покои. Судя по их виду, они чувствовали себя спокойно, поскольку королевская гвардия больше не представляла угрозы. Августа и врача, стоявших посреди усеянного трупами коридора, не держали на прицеле; оба были безоружны, а значит, неопасны.
Детский плач стал громче. Из королевских покоев вышла Семела в сопровождении громко протестующей медсестры.
— У Ее Величества были очень трудные роды! Ей нельзя вставать! Вы подвергаете опасности ее жизнь...
— Жизнь Ее Величества будет в большей опасности, если она не покинет дворец, — ответил один из мертвых разумом.
Мейгри отметила: вот командир и первая цель.
— Прошу поторопиться, мадам, — обратился мертвый разумом к Семеле. — Дерек Саган убил короля. Вы и ваши близкие станете следующими жертвами, если не пойдете с нами в безопасное место.
— Саган? — услышала Мейгри слабый, изумлённый голос Семелы. — Саган — убийца и предатель?
Держа ребёнка на руках, она посмотрела на мужа и заговорила уже более твердо.
— Я не верю, Август. Не верю!
Мейгри стиснула меч и подняла руку, готовясь подать сигнал.
Август подошел к жене, обнял ее.
— Ступайте вперёд, — приказал мёртвый разумом. — Мы пойдём сзади и присмотрим, чтобы вам ничего не угрожало. И вы тоже, доктор.
Облегчённо вздохнув, Мейгри взглянула на товарищей с мрачной радостью. Если король с королевой пойдут вперёд, задача Стражей сделается куда легче.
Август и Семела зашагали по коридору. Семела крепко держала ребёнка, отказываясь передать его суетившейся вокруг неё медсестре. Август поддерживал жену, обняв её за талию, врач шёл рядом с новым королём.
Мейгри выскользнула из-за пьедестала и стала бесшумно красться вперёд. Зомби разошлись цепью, стоя к ней спиной, глядя вслед уходящим по коридору королю и королеве. Вдруг они одновременно, словно единое многорукое тело, подняли лучевые ружья.
Тюрьма! «Безопасное место»!
Слишком поздно, поняла Мейгри. Казнь.
Она издала боевой крик, вопль ярости, как тысячи лет тому назад могла бы кричать свирепая амазонка, бросающая вызов Ахиллу на стенах Трои. Рванувшись вперед, она снова закричала, отчаянно пытаясь заставить мёртвых разумом обратить своё смертоносное оружие в её сторону. Данха рядом с ней громыхал, подобно Зевсу; Ставрос стрелял из лазерного пистолета в потолок, наполнив коридор молниями. Он не осмеливался стрелять по мёртвым разумом из страха промахнуться и убить короля.
Мёртвые разумом, действовавшие как единый организм, не обратили внимания на свирепых врагов, набегавших сзади. Тщательно прицелившись, они выстрелили.
Вопль Мейгри возымел некоторое действие: его услышал Август. Оглянувшись и увидев поднятые винтовки, он бросился перед женой и ребёнком, безуспешно пытаясь закрыть их собой. Залп из нескольких лазерных винтовок в упор разнёс его на куски.
Стражи добрались до зомби. Мейгри взмахнула мечом и снесла одному голову. Обезглавленное тело осело и рухнуло на пол. Обратный ход меча угодил другому в спину, развалив его почти надвое. Убрав врагов с пути, Мейгри не стала останавливаться, веря, что что её друзья разделаются с остальными, как доверяла им всегда. Сердце её было готово разорваться, когда она подбегала к кровавому месиву посреди коридора.
Врач был мёртв; у него в спине зияла дыра. В том, что осталось от медсестры, трудно было признать человеческое тело, как и в Августе. Не позволяя себе думать о том, что делает, Мейгри отчаянно разгребала обугленные, кровоточащие куски плоти того, кто был её королем, пытаясь добраться до его жены.
Семела лежала лицом вниз, прикрыв своим телом ребёнка. Мейгри молила Бога, чтобы кровь на её рубашке принадлежала не ей, а её мужу. Она осторожно просунула руку под голову подруги и перевернула ее.
Заглянув в глаза Семелы, она поняла, что по какой-то причине, недоступной её смертному пониманию, молитва не была услышана. Жизнь ещё теплилась в этих глазах, но они уже смотрели куда-то далеко и не видели Мейгри, не узнавали её. Только одна ниточка ещё привязывала умирающую женщину к жизни.
— Мой ребёнок... — прошептала она, и голова её обмякла на плече Мейгри.
— Мейгри! — Это был Платус, встряхнувший её за плечо. Мейгри провела ладонью по блестящим чёрным волосам Семелы, прижала её голову к груди.
— Нет, Семела, нет! Прошу тебя, нет!
— Ребёнок, Мейгри! Он жив!
Платус осторожно вынул ребёнка из безжизненных рук матери.
Мейгри отрешённо смотрела на младенца, который, казалось, был запелёнут в кровь вместо одеяльца, и увидела, что дитя отчаянно плачет. Она не заметила. Она держала Семелу на руках, крепко прижав её к себе, укачивая мёртвую мать, как та могла бы качать своего ребёнка.
Развернув окровавленную ткань, Платус быстро осмотрел голенькое тельце.
— Цел и невредим! Ни одного ожога.
Он помолчал, потом взглянул на подошедших Данху и Ставроса.
— Ребёнка мы ещё можем спасти.
Мейгри не шелохнулась. Она прижимала к себе Семелу, зарывшись лицом в её чёрные волосы, и плакала.
— Мейгри, — мягко, но настойчиво окликнул её Платус, сознававший, что время ускользает, утекает прочь, точно кровь, капающая с одеяльца. — Мейгри, мы можем спасти ребёнка! Но нужно спешить.
Она не тронулась с места. Положить тело Семелы на залитый кровью пол, рядом с осквернёнными останками её мужа, означало отдать победу смерти. Если бы они оставили её одну, позволили остаться с подругой и отдохнуть...
Данха опустился рядом с ней на колени и обнял Мейгри сильной рукой.
— Король умер, Мейгри, — произнёс он, благоговейно протягивая огромную длань и жестом благословения касаясь хрупкой головки хнычущего, сжавшего кулачки младенца. — Да здравствует король.
Subscribe

  • Да! Так оно и было!

    Лучший фикс-ит по Девятке! — Генерал Хакс — предатель? — Мы скидать имена всех ваших генералов в коробку и вытащить оттуда наугад, Верховный…

  • Reylo Forever!

    ОРУ. Вслух. %)))))))) Особенно от таблички I SHIP US в руках у Кайло. И поют ребята хорошо! Сам Райан Джонсон ржал, ему ссыль прислали.

  • Краткий пересказ "Айвенго"

    Обожэ, это прекрасно! Буагильбер: Ну, если ты не хочешь, чтобы я послал к черту свою жизнь и карьеру ради тебя, и не хочешь сбежать и править миром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments