Arashi (arashi_opera) wrote,
Arashi
arashi_opera

Category:

Николае Бретан, "Хория"



Румынский композитор Николае Бретан за свою жизнь написал пять опер, но "Хория" - единственная крупная среди них, больше двух часов музыки. Интересно, что даже "полнометражную" оперу Бретан не делит на акты, она разделена на семь сцен.

Либретто Бретан всегда писал сам, и сюжет "Хории" основан на историческом событии - Трансильванском крестьянском восстании 1784 года, когда крепостные крестьяне Трансильвании, возмущённые усилением крепостного гнёта, наконец восстали против местных феодалов. Вождями восстания стали Хория, Клошка и Кришан (прозвища). Интересно, что Хория отличался необычным гуманизмом, не резал феодалов направо и налево, а пытался вести борьбу цивилизованно, за что и поплатился - восстание было разбито, самого Хорию и Клошку казнили колесованием, Кришан повесился в тюрьме, жену Хории убили, дочь изнасиловали... В общем, все умерли. (с) Но император Священной Римской империи Иосиф II всё-таки издал в 1785 году указ об отмене крепостничества.

В румынском городе Алба-Юлия, на месте казни Хории и Клошки, стоит вот такой недурной памятник вождям восстания 1784 года:


Об этих героических людях Бретан и написал свою оперу. Что любопытно, упор в опере сделан вовсе не на революционную деятельность, а на человечность и христианские ценности, которые так уважал убеждённый гуманист Бретан.

Персонажей в опере много - 26 человек, из них 1 меццо, 1 сопрано, 7 теноров, остальные басы и баритоны. Счастье для любителей низких голосов, а не опера! ;) Основных персонажей шестеро:

Хория, бас-баритон
Барон Кемени, бас, губернатор Трансильвании
Иляна, сопрано, дочь Хории
Докия, меццо, жена Хории
Ионель, хороший тенор, жених Иляны
Нуцу, плохой тенор, предаёт Хорию

Первое, что бросается в уши - никогда в жизни не подумаешь, что эта опера была написана в 1937 году. Никаких извратов, совершенно классическая музыка в духе Верди времени какого-нибудь "Дон Карлоса", только с румынскими мотивами. Даже начинается опера, после маленького хора, большой сценой для баса и бас-баритона, которая, кажется, была вдохновлена дуэтом Филиппа и Родриго. Только у здешнего эквивалента Родриго тесситура немного пониже. Бас - барон Кемени, к которому приходит Хория, размахивая охранной грамотой от императора, к которому он, как нам расскажут, ходил пешком и рассказывал о бедственном положении трансильванских крестьян. Хория просит барона отменить крепостничество, дать всем равные права и т. п. У Хории пара длинных монологов, музыкально - нечто среднее между аккомпанированными речитативами и ариозо. Разумеется, демократически настроенного бас-баритона посылают нафиг.

Сцена 2. Дом Хории. Дома сидят сопрана Иляна, дочка, и меццо (скорее даже контральто) Докия, жена. Меццо в мрачных мыслях и тревоге и рассказывает дочке, как в первые годы брака Хория был весёлый и работящий, а теперь ходит мрачный и пропадает целыми днями, неизвестно что обсуждая с Кришаном и Клошкой (как мы помним, это два других предводителя восстания). Дуэт мамы с дочкой, попутно дочка рассказывает, как на ярмарке повстречала какого-то молодого барона, который спросил, где она живёт, и обещал зайти, если будет проезжать мимо. Мать в ужасе, но дочка особенно не волнуется, потому что у неё есть жених - тенор Ионель, который скоро является пред наши уши. У тенора, сопрано и меццо разговорно-ариозный терцет, потом мецца уходит, начинается милый дуэт тенора и сопрано про любовь и свадьбу. Музычка простенькая, но приятная. Потом революционно настроенный тенор уходит к коллегам-повстанцам, а мецца приходит обратно, и они с дочкой поют исполненный надежд дуэттино про "примэвери венц" (ветры весны), кои должны принесть долгожданные перемены.

Приходит наглый баритон - барон Ниль, который увидел Иляну на ярмарке и положил на неё глаз. Его домогательства до девушки прерываются явлением грозного родителя - Хории. Хория выставляет барона из дома следующим образом: поёт ему обличительную арию про преступления дворян, заключая её словами: "Если ты считаешь, что я неправ в своих обвинениях, рази меня, вот моя грудь!" Трусливый барон убирает кинжал и уходит. Меццу мы больше не услышим, а сопрана появится только в самом финале. Хория завершает сцену: "Теперь мы будем вершить справедливость!"

Сцена 3. Корчма в селе Местякэн. В корчме сидят злые на весь мир тенор Нуцу и баритон Павел. Пьют и рассказывают друг другу (и нам) во всех леденящих кровь подробностях про ужасы, творимые феодалами: у Нуцу жену забили плетьми до смерти по приказу баронессы Хунфи, а потом сама баронесса развлечения ради застрелила его маленького сына. У Павела жену затоптали конями молодые дворяне, а ему самому выбили глаз. Нуцу и Павел решают присоединиться к восстанию Хории, чтобы отомстить, хотя знают, что Хория мести не одобряет.

Сцена 4. Ночь, лес, мятежники обсуждают планы. См. похожую сцену в "Вильгельме Телле" Россини. Хория в длинном монологе излагает свой план восстания, особо отметив, что поджоги, убийства и прочие зверства строго запрещаются. Всех дворян надо взять в плен и потребовать у них пересмотра законов, а уж если откажутся, то только тогда прибегнуть к силе. Кришана (тенора) и Клошку (баритона) избирают вождями румынских и венгерских крестьян соответственно, а Хорию - главным вождём всех восставших. Динамичная пафосная сцена всеобщей клятвы, потом бас-священник поёт молитву. Помолившись, все встают, орут "Либертате, либертате!" и т. п. под героический хор. Местами натуральный Верди. Ей-Богу, я где-то то ли в "Риголетто", то ли ещё где такое слышала.

Сцена 5, очень воинственная. Бравурный марш, под который восставшие под предводительством Нуцу наступают на замок баронессы Хунфи (той садистки, которая застрелила маленького мальчика). Марш перебивается визгами спешно убегающих дворянок. Крики, вопли, пожары и насилие (на гуманные приказы Хории, конечно, всем плевать). Нуцу захватывает в плен баронессу и уже готовится отомстить ей за всё, как появляется Хория, обрушивается на всех с гневными упрёками и велит не причинять баронессе вреда. Озлоблённый Нуцу вопит: "А кто предупредил барона Кепа? [ещё один местный феодал] Один из наших! И знаете, кто? Хория!" Все ужасаются - как так, Хория предатель? А Хория в очередной арии-монологе повествует, что однажды барон Кеп подобрал его, больного и измученного, выхаживал в своём замке, а когда он выздоровел, отпустил с подарками. И Хория, не желая платить злом за добро, поскакал к замку барона, чтобы предупредить его одного из всех местных князей. А оказалось, что Кеп гостит у баронессы Хунфи, и вот Хория поспешил сюда... Народу совестно (видимо, в присутствии Хории у окружающих необъяснимым образом просыпается совесть), и они говорят: "Да, правильно поступил наш капитан.... Хоть бы барона Кепа не убили, а то нехорошо как-то выйдет." Хория им: "Как же, не убили. Ещё как убили." Приносят труп несчастного барона. "Ну что, всё ещё считаете меня предателем?" - спрашивает Хория. "Нет! - орут все. - Вива Хория, иль капитано ностро!" То есть, пардон, "Трэйяскэ Хориа, кэпитанул ностру". :) Раз так, говорит Хория, связать этого человека! И указывает на мстительного Нуцу. Нуцу вяжут и уводят, тот орёт: "Хория, я тебе это припомню!"

Хория призывает всех идти на штурм крепости Дэва, где укрылись остатки феодалов. Опять пафосная музыка в чисто вердианском ключе, потом хоровой марш на румынскую народную мелодию.

Сцена 6. Крепость Дэва. Всюду трупы и догорающие пожары. Но на подмогу румынским феодалам прибыла венгерская армия, разбившая мятежников и взявшая нескольких из них в плен. Попутно сообщается, что, когда разбивали мятежников, те убили всех пленных дворян, а баронессу Хунфи вообще растерзали заживо (видимо, на приказы Хории опять было всем плевать; впрочем, после рассказов Нуцу мне трудно сочувствовать баронессе). Приводят двух пленных теноров, один из которых - раненый Ионель, жених дочери Хории, второй - Нуцу. Их собираются пытать, чтобы узнать, где Хория. Героический Ионель произносит пафосную речь, срывает с раны повязку и умирает. Мстительный Нуцу, наоборот, клянётся привести всех к Хории.

Сцена 7. Нуцу выдал Хорию, и восстание было подавлено. Вождей взяли в плен, Кришан повесился в тюрьме, а Хорию и Клошку под медленный похоронный марш (слушать?) ведут на эшафот. Барон Кемени речитативом зачитывает обоим на редкость кровожадный приговор (казнь колесованием, потом разрубить тела на 4 части и выставлять в местах совершённых преступлений, сердца вырвать и закопать на месте казни; дремучее средневековье какое-то!) и спрашивает, есть ли у осуждённых какие-нибудь просьбы. Те произносят гордые пафосные речи. Тут сквозь толпу пробивается дочь Хории, Иляна. Lasciatemi passare, lasciatemi passare! Кидается в ноги к барону Кемени и умоляет пощадить отца. Тот неумолимо отвечает, что всех виновных ожидает то, что положено по закону. "Что же, что?" - "Безумная! Не знаешь разве, что по закону положено преступникам?! Колесо!" (слушать сцену?) Обезумевшая от горя Иляна поёт на редкость душераздирающее ариозо: "Отец мой - преступник?! А кто же тогда те, кто насмехается над людской верой, кто под покровом ночи проникает в дом и насилует дочь у трупа её матери?! Что ждёт таких людей? Скажи! Что, нет на свете правосудия, а на небе - Бога?!" Ей отвечает отец последней, самой умиротворённой арией, сплошное пиано и меццо-форте: "Плохим отцом я был тебе, Иляна, и вот теперь опять тебя покидаю, оставляя сиротой. Но смерть была бы мне в сто раз тяжелей, если надежда умирала бы со мной. Не добавляй мне скорби, милая, и я не верю, что так много крови пролито было зря. Плачь, плачь свободно, ибо земля, увлажнённая слезами, однажды принесёт плоды!" (К этой арии полагается ещё один куплет про Бога и совет дочке уйти в монастырь, но здесь его порезали, ибо при коммунизме про религию петь было не положено.) Осуждённых уводят на казнь, сцена затемняется (согласно либретто), и звучит меланхоличный "Хор жён и дочерей крестьян", в музыке которого всё же можно прочесть какую-то надежду.

Такая вот опера. Мне пели солисты Румынской оперы в 1980 году, живая запись со спектакля. Насколько мне известно, первая и единственная запись в мире, выпущена фирмой Nimbus Records, специализирующейся исключительно на музыкальном наследии Бретана. Из цензурных соображений в Румынской опере порезали молитву из сцены 4 и последнюю арию Хории, где тоже масса религиозных аллюзий. Пели в принципе прилично, особенно бас-баритон Георге Крэснару (Хория), бас Дан Занку (барон Кемени) и сопрано Корнелия Поп (Иляна). Но это чисто в плане вокала. А что было хорошо у всех солистов - все до единого пели очень убеждённо и с глубоким чувством. Оно им родное всё, отчётливо слышно. Благодаря этому ни разу не было скучно, хотя вокальные номера в большинстве своём имеют вид длинных пространных монологов, ариями в строгом смысле слова их не назовёшь. Пару раз, когда текст и ситуация призывали к милосердию, в музыке звучала цитата из песни Бретана "La groapa lui Laie" ("У могилы Лайе"), момент, когда лирический герой обращается к Господу.

Про саму музыку я уже говорила - похоже на Верди, только попроще и с добавлением румынских национальных мелодий. Мелодичная, singers-friendly музыка, петь её должно быть удобно. Это, впрочем, логично, т. к. Бретан сам был певцом и знал, как написать людям так, чтобы их не мучить.

Опера мне понравилась, но первая послушанная мной опера Бретана, "Вечерняя Звезда", понравилась, пожалуй, больше. Возможно, из-за сюжета.
Tags: обзоры, познавательное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Свежие новости из России: - в России впервые в мире узаконили коррупцию; - запретили просветительскую деятельность без гослицензии, несмотря на все…

  • (без темы)

    Дорогие все, с Днём св. Валентина вас! Любите друг друга, невзирая ни на какие различия! %)))

  • Трейлер так называемого ремастера МЭ

    И это всё? Просто улучшили модели и текстуры? Ничего даже не перерисовали? Эй, народ, вы вообще разницу видите, ну, кроме отсутствия торчащих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment