?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись


Deh, per questo istante solo - это ария Секста к своему другу, императору Титу, которую Секст, считая себя заслуженно обречённым на смерть, поёт перед тем, как идти на казнь. Он прощается с другом, которого знал и любил всю жизнь. Которого предал. Которого считал мёртвым. Который, как он думает, теперь подписал ему смертный приговор. И которого, несмотря на это, он сейчас любит больше, чем когда-либо. Потому что только после ужаса потери с глаз падает пелена ложных страстей, и становится отчётливо видно, где любовь истинная, а где - ложная. Да, нужно, наверное, быть идиотом, чтобы не разобраться в своих привязанностях раньше, но... "Что имеем, не храним, потерявши - плачем". Людям свойственно привыкать к тому сокровищу, что они имеют, и принимать его как должное, осознавая его истинную ценность только перед лицом сильных потрясений. Так что Секст в этом плане не являет собой что-то особенное. Но гамма его эмоций, заключённая в этой песне, их яркость и сила - вот это что-то с чем-то.

Секст стоит перед человеком, которого любил, который любил его и доверял ему, и которого он пытался убить. Его терзает кошмарное, всепожирающее чувство вины, настолько чудовищное, что смерть кажется лучшим избавлением: "Не смерть ужасает меня, а мысль о том, что я тебя предал!" А почему он так ужасно терзается? Да потому что осознаёт, насколько на самом деле ему был дорог Тит. Именно из-за любви чувство вины делается таким непереносимым: "Господи, и я, несчастный, мог поднять на него руку?!"

Секст отчаянно хочет всё объяснить Титу, упасть в ноги и молить его о прощении, но только он открывает рот, как вспоминает, что от его слов зависит жизнь второй участницы заговора - Вителлии. И Секст молчит. Не потому, что ему так дорога Вителлия, а потому, что врождённая порядочность и доброта не позволяют ему подставлять другого человека. И Секст принимает решение умереть, даже с облегчением, потому что сил нет так мучиться. Но он не уходит просто так. Секст прощается с Титом, будучи уверен, что тот подписал ему смертный приговор. Но из рук Тита он даже смерть примет с радостью: "Пусть, повелитель, это будет твой последний дар."

И далее:

(подстрочник)
Ах, хотя бы на этот миг
вспомни о своей прежней любви.
Твоё презрение, твоя суровость
заставляют меня умирать от горя.


Не страх смерти, не позор, даже уже не чувство вины его мучают - а презрение любимого человека! Перед смертью он не думает ни о ком и ни о чём, кроме Тита. Это нежное, светло-грустное piano надо ещё и слышать. Перед смертью Секст молит не о прощении, не о помиловании - а только о последнем нежном воспоминании: "Вспомни, что ты любил меня, подумай обо мне хотя бы на минутку - и мне не так тяжело будет умирать". Далее Секст поёт:

Я недостоин жалости, это правда,
я могу лишь внушать ужас.
Но ты не был бы так суров,
если бы мог видеть моё сердце.


Это можно истолковать как просьбу о помиловании, но мне так не кажется. Скорее, это попытка выразить свои чувства, теперь, после всего произошедшего, чётко осознанные, оформленные и понятные, настойчиво требующие выплеска: какое там crescendo на словах "se vedessi"! Дальше повтор предыдущего нежного piano, а потом резкая смена настроения:

В отчаянии я ухожу на смерть;
Но не гибель пугает меня.
Меня терзает мысль о том,
что я тебя предал!


Ну, про чувство вины я уже говорила, а вот отчаяние... Почему он идёт на смерть отчаявшимся? Потому что потерял любовь Тита, см. выше. Ну, и последняя строчка является чистой эмоцией:

Сердце тяготится таким страданием,
что разрывается от боли!


Из-за чего страдание, мы уже выяснили. Но градус!! Это, как и всю арию, нужно ещё и слышать: музыка служит основным передатчиком эмоции. В первом повторении этих строк он едва не плачет, а в финале страдание доходит уже до открытого желания смерти, после чего с завершающим мощным аккордом Секст удаляется на казнь.

Силу любви, заключённую в музыке арии, нельзя не почувствовать. Эта любовь явственно рвётся наружу из души Секста, жаждет найти выход, быть услышанной, понятой. Потому что только теперь, перед лицом смерти, Секст понял самого Тита и полюбил его - именно его, а не некий абстрактный образ. Впервые он увидел своего императора и друга в всём величии его личности, понял его и оценил. Раньше, мне кажется, Секст не воспринимал Тита во всей его полноте, а видел лишь одну его грань - человеческую, в то время как Тит-император и Тит-человек неразделимы. Впервые Секст задумывается о Тите-правителе в своём длинном монологе в финале первого акта, перед сожжением Капитолия. Но окончательно его понимание Тита приходит лишь в самом конце. И вместе с этим пониманием приходит огромная любовь к нему - уже не та любовь, что была раньше, незрелая, почти детская, а новая, настоящая, мудрая и взрослая. Чувства Секста изменились, как изменился и сам Секст. Он стал новым человеком - и его любовь стала новой. Deh, per questo istante solo поражает пронзительностью и силой заключённой в ней любви, потому что эта любовь прошла огромное испытание и закалилась близостью смерти. Рядом со смертью любовь всегда сияет ярче и чище, чем когда-либо. Любовь Секста к Титу стала теперь настоящей, которой не страшны уже никакие испытания. Она стала не только любовью сердца, но и любовью разума.

В душе Секста сменяют друг друга три разных любви, из которых самая совершенная и настоящая - последняя, та, которая приходит к Сексту перед лицом смерти, и о которой он поёт в своём рондо Deh, per questo.

Комментарии

( 7 искр — Зажечь искорку )
kellery
5 апр, 2008 06:13 (UTC)
Ты прекрасная, а не ненормальная )

И, да, ты права, это заставляет думать о слэше по опере, что представляется странным... Это как попытка оживить этих героев, мне кажется...
thegoldencat
21 авг, 2008 12:34 (UTC)
Ты правда прекрасна. Подписываюсь подо всем)))
arashi_opera
21 авг, 2008 12:35 (UTC)
Спасибо, дружище.
gelutka
16 окт, 2010 21:22 (UTC)
Я тоже писала про "Милосердие Тита", только немного о другом: http://gelutka.livejournal.com/57875.html
А вообще - я рада, что нашёлся ещё один человек, который любит оперу :)
kriemhild_2
30 дек, 2010 22:54 (UTC)
О, Господи! Эту музыку писали ангелы! Она покоится на фундаменте такой гармонии, такой красоты, что в какие-то моменты забываешь - по крайней мере, я забывала о содержащихся в тексте страстях. Под всеми этими страданиями просвечивает... ну просто музыкальный Lux Aeterna. Одним словом, Моцарт.
arashi_opera
30 дек, 2010 23:16 (UTC)
ИМЕННО! Эта опера и "Реквием" были последними произведениями Моцарта, и они друг другу сродни.
kriemhild_2
30 дек, 2010 23:22 (UTC)
Правда? Опа; значит, не зря померещилось что-то знакомое. Правда, я после этой арии поскакала слушать Сальери. :)
( 7 искр — Зажечь искорку )

Календарь

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com